Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:02 

Olgashaman
Плохие люди духов не видят

POV Хао


Я даже моргнуть не успел, когда Йо вылетел из дома, хлопнув на прощанье дверью. Зато потом с удвоенным энтузиазмом проморгался. Что это вообще только что было? Только на контакт человеческий вышел и сразу сбежал. Или я что-то не так сказал?
Возвращаюсь на кухню, чтобы вымыть кружки, включаю починенный плеер. С музыкой всегда как-то легче и спокойнее. Разумеется, как только я принялся мыть посуду, у меня зачесался нос и кто-то начал названивать на мобильный телефон – я чувствовал вибрацию в кармане. Смыв всю пену, и вытерев руки, я вытащил из уха тонкий наушник и выудил сотовый.
- Да?
- Хао, я виноват, - это Хоро. После этих слов я сразу напрягся. Тон какой-то странный. – Я допустил ошибку, прости. Я хочу вернуться к тебе и детям. Пусти меня домой.
- Что за бред ты несешь? – не понял я, смутно подозревая, что надо мной тупо прикалываются.
- Дверь открой, говорю! – сразу сменил тон мой друг и надавил на кнопку звонка.
Я подскочил от неожиданности, услышав звонок и в дверь и в трубке. Понятно, не услышал его из-за музыки. Положив трубку, я вышел в прихожую и дернул на себя дверь.
- Она не заперта. Не мог открыть сам? – поинтересовался я.
- Да я просто думал: с ноги или культурно, - пояснил Хорокей, как ледокол, держа впереди себя коробки с пиццей, пробираясь между мной и косяком в дом.
Я закатил глаза и, заперев дверь на ключ, прошел за ним на кухню.
- Ты когда-нибудь наведешь здесь порядок? – проговорил Юсуи, перебирая коробки.
Он выудил одну и протянул мне. Я проверил, точно ли эта пицца вегетарианская, и посмотрел на лучшего друга.
- Предъяви мне свой сертификат идеальности, - сказал я. – В твоей комнате вообще такой хаос творится, что сама Эрида в ужас придет. Когда у меня время есть? Я полдня провожу в колледже, другую половину в делах.
- Ага, - с готовностью подтвердил Хоро, скатывая свою пиццу в трубочку. – По торговым центрам шляешься. Кстати, заходила?
Он кивнул на полупустую кружку с разбавленным кофе. Я задумался, рассказывать ли ему правду, но в итоге решил, что да.
- Это не она, - осторожно начал я.
- Все девочки с района прибежали знакомиться? Удивлен, что стены этого дома еще не исписаны валентинками.
Я очень внимательно посмотрел на своего одногруппника, вкладывая в этот взгляд все, что я думаю по этому поводу. Я знаю, что красив, осведомлен, что многим нравлюсь, но Хорокей любит меня тыкать в это носом, как нашкодившего котенка. Иногда думается: если под каток лечь, жизнь спокойней станет? Или я избавлюсь от его вечных подколов на эту тему?
- У меня был Йо. Это его кофе, - ответил я.
Ну же, давай же, подкалывай меня теперь на эту тему. С другой стороны, я бы и слова ему не сказал, если бы не хотел поговорить об этом. Уж молчать-то я умею.
Хорокей удивленно дернул бровью и коснулся кружки пальцами.
- Теплая. Только ушел или в чулане прячешь?
- Ушел.
- Опачки! – воскликнул он, откладывая пиццу в сторону. Я закрыл глаза руками – так и знал! – Какой печальный тон. Он набил тебе лицо и проклял твою грешную душу за нарушение заповеди «Не возлюби жену»?..
- А дельного скажешь? – перебил я.
- Скажу. Если он это сделал, то он болван, - кивнул Хоро, снова принимаясь откусывать большие куски от свернутой пиццы.
Я вздохнул, думая, что не болван, а просто парню в жизни не повезло. Чаще всего именно такое расставание приносит боль – четыре года достаточное время, чтобы прикипеть к человеку, свыкнуться с мыслью, что твоя жизнь без него невозможна. Возможно, это и не любовь уже, просто привычка, а привычки выдирать из себя больнее зубов.
- А как он у тебя оказался? – полюбопытствовал Юсуи с набитым ртом.
Я забрал у него кружку, из которой пил Йо, вымыл ее и поставил на полку. Затем сел напротив друга, открыл свою коробку и отломил кусок.
- Помог мне донести сумки до дома.
- Добрая душа?
- Да.
- А ты?
- Как обычно.
- То есть сам заманил?
- Почему сразу заманил? – возмутился я. – Просто предложил поговорить.
- Да как скажешь! – пожал плечами Хорокей. – Завари кофе.
Отложив свой кусок пиццы, я встал и подошел к кухонным полкам. Забыл сколько ложек сахара ему класть. Только обернулся спросить, как заметил, что он с огромным рвением, вытирая пальцы одной руки прямо о черную майку, быстро строчит что-то в телефоне.
- Что ты делаешь? – не понял я.
- А? – он убрал телефон под стол. – Ничего. Папе пишу.
Если бы не такой невинный взгляд, я бы поверил. Подхожу, решительно вырываю телефон из рук и сразу упираюсь ладонью ему в грудь, чтобы не рыпался. Он моментально сдался, понимая, что я сильнее.
Ты прикинь! Хао тут с Йо чаи гоняют!
- И кто такой Рен? – поинтересовался я, подкидывая телефон в руке.
- Ну… Это… - замямлил Хоро, стараясь спрятать синие глаза. – Это…
- Тот, что считает, что у меня классная задница, - напомнил я. – Друг Йо.
- Ну, вообще-то, да…
- Что происходит? – прямо спросил я, отдавая телефон другу.
- Да Йо тут ни при чем. Просто мы с Реном поспорили, что Йо вернет девушку, - признался Юсуи. – Я сказал, что вернет, а Рен, что нет.
- И кто лидирует?
- Да пока не понятно.
- Она ему не нужна, - уверенно произнес я, возвращаясь к чайнику. – Он хороший парень.
Не знаю, каким именно взглядом на меня посмотрел Хорокей, но спиной чувствовал, что очень непростым. Сделал вид, что ничего не замечаю, продолжая насыпать кофе в кружки.
- Слушай, раз ты так хорошо общаешься с Реном, мне нужна твоя помощь, - произнес я, закручивая крышку на банке и глядя куда-то в стену.
- Какая?
Я задумался, прежде чем ответить, в последний раз думая, поступаю ли я правильно. А почему нет, ничего плохого я делать не собираюсь, просто хочу получше узнать Йо. Жалко парня – сыграли с ним злую шутку, а я, получается, еще и виноват в этом косвенно. Кроме того, нравится мне этот щекастик. Признавать это отчего-то совершенно не сложно.
- Хочу знать, где Йо живет и чем увлекается.
- Так и знал, что заинтересуешься, - вздохнул Хоро, принимая горячий напиток. – Поэтому уже все узнал.
- Откуда знал? – не понял я.
- Я знаю тебя со школы. Что ты с этими сведениями собираешься делать?
Я улыбнулся.
- О нет, - покачал он головой. – Знаю я эту улыбку! Нет-нет-нет!
- Да, - сладко протянул я. – Выкладывай.
Йо вроде и сам понимал, что его жизнь стала какой-то дико банальной и бесцветной, но ничего с этим поделать не мог. Это как прилипший пластырь с ранки сдирать – вроде и надо, чтобы она зажила, но больно и не хочется. Походы в колледж превратились в обычную обязанность, которую он просто выполнял – каждый день приходить туда, видеть Анну, выдержать и уйти. Пропало желание с ней разговаривать, зато появилось желание не видеть ее. Почему-то ее слова вызвали в нем тупую боль, чувство того, что тебя предали, использовали, и выкинули, как старую надоевшую игрушку.
Порой, когда совсем плохо, Йо даже злился, не понимая, как такое возможно. Были столько лет вместе, дружили, общались, помогали друг другу – и в один день стали чужими. Сколько бы он не убеждал себя, что она любит его, просто сглупила, все вернется, с каждым днем понимал, что это глупости. И что еще хуже, что ему это становилось ненужным. И от этого еще больнее. Хао он тоже часто вспоминал – образ, слова, и взмах рукой, когда он убирает волосы за спину, чтобы не мешались. И, вопреки желаниям, не может на него злиться и обвинять в своем несчастье.
Рен первую неделю старался вытащить друга куда-нибудь, но потом махнул рукой, поняв, что ему просто надо привыкнуть к этому чувству одиночества. Постепенно Йо смирялся, начал думать, чем займется потом, когда сможет выйти и решить, что этот день будет ярким и каким-то другим, но в итоге он просто привык к новому образу жизни и мыслям. В бесчувствии есть некое спасение, но перестает интересовать вообще что-либо.
Спустя две недели после того злополучного разговора, наш герой добрел домой в компании Ренни, разговаривая с другом ни о чем, и, помахав на прощание рукой, закрыл за собой дверь и вздохнул. Здесь он чувствовал себя защищенным, словно по ту сторону стен одни враги в окопах сидят. Теперь пятничный вечер можно спокойно просидеть в комнате с какими-нибудь вкусностями и любимой музыкой. Папа, как обычно, на работе, а мама уехала на все выходные к родителям в другой город. Тишина и блаженство. Набрав себе всяких коробок и упаковок до самого подбородка, Йо прошмыгнул на второй этаж и скрылся в своей комнате, захлопнув дверь ножкой.
Музыка зачастую помогает нам пережить самое плохое. Сейчас у Йо было состояние, когда кажется, что все песни – это про него. Вот под очередную такую песню, где вокалист уверял, что если его любовь заберет его сердце, то на небесах он успокоится и начнет играть на лютне, раздался звонок в дверь. Асакура стянул наушники и прислушался, чтобы убедиться, что ему не показалось. Но звонок раздался еще раз, и Йо, вздохнув, пополз открывать, на ходу отряхивая майку от крошек.
«Хоть бы мама…» - взмолился парень, надеясь, что она приготовит что-нибудь лучше чипсов и песочного пирога.
- Ээээ… - только и смог выдать он, когда открыл дверь и увидел на пороге довольного Хао, подпирающего косяк рукой.
- Доброго дня, - улыбнулся фаерщик.
- Ты что тут делаешь? – достаточно дружелюбно спросил Йо. Скорее от неожиданности.
Хао окинул его оценивающим взглядом, и парню дико захотелось проверить, все ли на нем завязано и застегнуто.
- Стою, - произнес Хао, показывая на себя рукой и смотря на свои ноги.
- Как ты узнал, где я живу?
- Поговорил с Реном. Угрозы, шантаж, рукоприкладство – все очень просто.
Йо от удивления открыл рот, но у Хао в глазах скакали веселые огоньки – просто пошутил.
- Так какие, говоришь, у тебя планы на выходные? – поинтересовался он.
- Никаких… - задумчиво протянул Йо и тут же спохватился. – Я тебе ничего не говорил!
- Теперь сказал. Но ты глубоко ошибаешься, друг мой, - Хао пару раз кивнул для убедительности. – У тебя куча планов. Ты сейчас поедешь со мной.
- Никуда я не поеду, - нахохлился Йо.
- Нет, поедешь, - еще более утвердительно произнес фаерщик.
- Да ну? И как ты собираешься меня заставить?
Асакура вскрикнул, когда Хао, вздохнув, схватил его за руку, наклонился и просто перекинул его через плечо, да понес к припаркованной у дома машине. От шока Йо даже не сразу начал дрыгать ногами.
- Отпусти меня! – пискнул он.
- Нет уж, - усмехнулся Хао.
- Но дом, дверь, носки! – только и смог выдать парень.
Фаерщик развернулся, задумчиво посмотрел на дом и, подвинув Йо, чтобы он получше улегся животом на плече, вернулся и в наглую зашел за порог. Он наклонился, чтобы взять кроссовки Асакуры, а тот, пользуясь моментом, попытался ухватиться за ровные доски пальцами и сползти, чтобы слинять как можно быстрее, но рука, которая придерживала его на плече, оказалась сильнее. Подняв обувь, Хао посмотрел на полку, взял ключи, а Йо, поняв, что все уже за него решили, успел схватить с вешалки свою сумку. Фаерщик, напевая что-то себе под нос, закрыл дверь на несколько оборотов, сунул ключи себе в карман и снова пошел к машине, а Асакура, смирившись, с тоской смотрел на удаляющийся дом.
- Голову! – предупредил Хао, закидывая шокированного парня на заднее сиденье.
Йо, успев сгруппироваться, ласточкой влетел в салон и тут же выпрямился, но дверь уже была закрыта. Хао сел на водительское сиденье, повернул ключ зажигания, и сразу нажал на газ.
- Ты что творишь?! – фальцетом воскликнул Йо, беспомощно смотря то на Хао, то на дом, который с каждой секундой оставался где-то в стороне.
- Увожу тебя подальше от твоей депрессии, - фаерщик кинул короткий взгляд на парня через зеркало заднего вида. – Не надоело еще самому взаперти круглыми сутками сидеть?
- Останови машину, - попросил Йо. – Какая тебе разница вообще?
- Я не буду останавливаться. Тебе придется смириться с тем, что эти выходные ты проведешь в моей компании. Так что постарайся получать от этого удовольствие, потому что я все равно сделаю по-своему. Считай, что я чувствую себя виноватым, и хочу загладить вину.
Йо, поняв, что родной и спасительный дом уже исчез за соседним переулком, обреченно выдохнул и сложил руки на груди. Он поднял обувь, которую Хао так же забросил в салон автомобиля, и быстро зашнуровал кроссовки на ногах.
- Куда мы едем? – уже более спокойно спросил он.
- Это сюрприз, - улыбнулся Хао. – Я искал тебя две недели. Видишь, на что мне приходится идти, чтобы увидеть тебя.
Йо опустил голову, исподлобья глядя на этого странного парня. В голове роились мысли, но внутри, правда, очень глубоко, появилось какое-то приятное, но непонятное чувство.
- Искал? – решил спросить он. – Для чего?
- Ты так быстро убежал, - пожал плечами фаерщик, терпеливо останавливаясь на светофоре. – А потом я нигде не видел тебя. Рен сказал, что ты сидишь все время дома. И ревешь, как девица.
- Это неправда! – тут же нахохлился парень.
- Это не важно, - Хао чуть склонил голову к правому плечу и переключил передачу, снова трогаясь с места. – Ты мне нравишься, и я не позволю тебе сидеть дома из-за какой-то девицы.
- Она не какая-то девица, - заступился Асакура.
- Слушай, - выдохнул Хао, тормозя у обочины. Он развернулся, чтобы посмотреть на Йо. – У тебя есть выбор, конечно, хотя я не хочу тебе его давать. Ты можешь сейчас сделать большие глазки и попросить меня отвезти тебя обратно домой. Я поломаюсь, расстроюсь, но отвезу, чтобы не огорчать тебя. Либо мы сейчас останавливаемся в каком-нибудь дорожном кафе, перекусываем, садимся обратно в машину, и ты доверяешь мне себя на одни выходные.
Йо, не скрывая удивления, посмотрел на фаерщика и задумался. С одной стороны, ситуация почти на грани абсурда. С другой, он ничего не теряет, и она ему даже нравится. Если не учесть, что он сидит в машине у почти незнакомого парня в хлопковых домашних штанах и растянутой майке, без понятия о том, куда его везут.
- Зачем? – только и спросил он.
- Отдохнем, развеемся, - пожал плечами Хао. – Тоска еще никому не помогала, - он протянул руку Асакуре. – Одни выходные. Если ты потом не захочешь больше со мной общаться, я не буду настаивать.
- Ты правда мне сюрприз приготовил? – настороженно спросил Йо, смотря на протянутую ладонь.
- Правда. Специально для тебя. Я обещаю, тебе понравится. Давай оторвемся по полной, а потом, если захочешь, но я в этом сильно сомневаюсь, вернешься в состояние ленивой желешки.
Йо еле сдержал улыбку и, подумав, что такая авантюра приходится ему очень даже по душе, да и своеобразная забота ему тоже нравится, хоть и пугает немного, пожал руку Хао и быстро перелез на переднее сиденье.
- Ну что? - Хао посмотрел на дорогу, когда парень пристегнулся и убрал волосы с лица. – Что делаем?
- Дави на тапочку, по дороге решим, - выпалил Асакура, пока не растерял всю решимость.
Фаерщик засмеялся глубоким смехом и, покачав головой, послушно нажал на газ.
- Вот это мне нравится больше.

POV Хао

Никогда еще не встречал таких людей, как Йо. Чем-то привлекает меня он, хочется, чтобы он улыбался, хочется, чтобы продолжал радоваться. Его радость несдержанная, детская, а от того такая… чарующая, что ли? Я сам смеюсь, почти не переставая, когда он подпрыгивает и высовывает голову в окно, заметив табличку, которая оповестила нас, что мы приехали в город Асахи. Всего два часа в пути, полчаса из которых мы потратили на обед в каком-то кафе, и мы почти на месте. Хотя у нас еще несколько часов в запасе.
- Мама меня убьет, - с каким-то восторгом выдал Йо, заметив город.
- А мы ей ничего не скажем, - подбодрил я. – Легче получить прощение, чем разрешение.
Йо улыбнулся, кинув на меня короткий взгляд. Мне и этого пока хватает.
Постепенно, за это время, что мы провели в пути, он расслабился и уже нормально отвечает на вопросы. Я достаточно много о нем знаю из рассказов Хорокея и Рена, но показывать ему этого не надо, лучше удивлять по ходу дела. Всего за два часа нашего общения удивляюсь тому, что не могу понять, как такого парня можно было бросить. Не разговариваю с ним об Анне, чтобы не вызывать у него грустных мыслей, но сам думаю об этом почти не переставая. Он красиво смеется, с ним хочется смеяться вместе, забавно морщит нос, когда улыбается, радуется всему, что только можно, передавая эту радость другим, и просто… с ним легко, что ли.
- Так ты расскажешь, зачем мы сюда приехали? – раз в сотый спрашивает он.
- Нет, - покачал я головой, соображая, как добраться до нужного места. – Иначе это уже не сюрприз. У тебя нет терпения.
- А у тебя просто куча наглости в запасе, - говорит он, и я смеюсь.
- Что верно, то верно, - киваю.
- Она не мешает тебе жить?
- Что ты! Только помогает.
Он отворачивается, чтобы спрятать улыбку, а я чуть не въехал в остановившуюся передо мной машину, засмотревшись на его шоколадные волосы. От легкого испуга признаю, что буду сильно недоволен, даже расстроен, если после всего этого не понравлюсь ему так же сильно, как он мне. Несомненно, эта поездка вообще задумывалась для того, чтобы поднять ему настроение и увести его от грустных мыслей, но почему-то мне хочется взаимности. Наверное, потому, что не вижу в нем очередного потенциального друга. Слишком манит, чертенок.
Наконец, после бессмысленных блужданий по городу, но с умной моськой, вроде как знаю куда ехать, паркую машину и выхожу первым. Он выбирается следом, опасливо оглядываясь, и сразу подходит ко мне. Не удержавшись, кладу руку ему на плечо и интересуюсь:
- Готов отрываться?
- Не уверен, - пролепетал он, но я тут же увел его с обочины ко входу в парк.
Спустя минут пятнадцать блужданий по парку в лучших традициях восемнадцатого века – медленно, вразвалочку, чуть ли не под ручку – он не выдержал:
- Ты меня сюда привез, чтобы по парку погулять?
- И это тоже, - киваю я и меняю направление, заметив палатку с водой.
- Ну, хоть намекни! - умоляюще тянет он, догоняя меня.
- Хорошо, - выдыхаю я, разворачиваясь к нему.
Достаю из заднего кармана джинсов две глянцевые карточки и быстро показываю ему, чтобы он не успел прочитать ни строчки. Боже, какие удивленные и наивные глаза.
- Что это? – спрашивает он.
- Билеты, - улыбаюсь я.
- Дай посмотреть!
Поднимаю руку вверх и смеюсь, когда он подпрыгивает, чтобы выхватить у меня билеты, но я немного выше его, да и ловчее буду. Замираю, как и Йо, когда он схватился за мое запястье, пытаясь опустить руку вниз, но только прижался к моей груди своей. Он первым разрывает визуальный контакт и немного отходит, а я незаметно выдыхаю. Что-то внутри окончательно екнулось.
- Наберись терпения, - чудом сохранив спокойную улыбку, говорю я, и убираю билеты обратно.
В магазине вижу его отражение на стекле стеллажа и безучастно произношу, немного улыбаясь:
- Ты пытаешься ко мне приставать?
Он отдернул руку, которой почти дотянулся до карманов моих штанов, чтобы вытащить билеты и, смутившись и высоко подняв голову, быстро вышел из магазина. Я покачал головой и обратился к продавщице:
- Шесть бутылок пива и бутылку обычной воды. Паспорт, - сразу добавил я, раскрывая перед ней книжецу.


Я не дал ему посмотреть на билеты, даже когда мы проходили охрану и заходили на огромную площадку, где уже собралась куча народу. На сцене еще было пусто, но там же висел огромный плакат с названием группы, поэтому я резко развернул к себе Йо, чтобы он ничего не увидел. Хочу, чтобы это был сюрприз. Он, вопреки своим же желаниям, не может уже сдерживать улыбку, хотя пытается казаться недовольным. Ничего не выйдет, будешь смеяться и радоваться, я это обеспечу.
- Смотри сейчас только на меня, - почти приказал я.
- Почему? – спросил он, пока послушно выполняя.
- Сюрприз же, - улыбнулся я.
Мы уселись на траву достаточно далеко от сцены, но зато отсюда все видно. Я протянул ему бутылку пива, открыл ключами свою и занял его каким-то бесполезным разговором, изредка кидая взгляды на сцену. Он тоже постоянно хотел обернуться, но я успевал его перехватывать, и один раз даже закрыл глаза ладонью.
- Хорошо-хорошо, - смеясь, согласился он, снова ко мне поворачиваясь.
И в этот же момент заголосила толпа, а я увидел на сцене музыкантов. Они, благо, не стали тянуть время и тут же начали играть, но Йо совершенно не спешил оборачиваться. Он шокированными глазами смотрел на довольного меня, сразу узнав песню. Отлично, то, что надо – я в курсе, что это его любимая группа. Пришлось проехать сотню километров, но оно явно того стоило.
- Серьезно?! – наконец, воскликнул Йо.
- А то! – усмехнулся я и допил вторую бутылку.
- Ты просто… Ты!.. – он вскочил с места, глядя то на сцену, то на меня. – Я потом тебе все выскажу!
Он метнулся в толпу, а я проводил его смеющимся взглядом, и даже вскрикнул от удивления, когда он снова появился рядом и, схватив меня за запястье, потащил за собой. Я не сопротивлялся, только придерживал сумку у ноги, чтобы она не побила собравшихся, да и последние бутылки пива в ней не разбились. Я не очень люблю такую музыку, предпочитаю что-то поспокойней, но ради него готов постоять даже в этой толпе.
- Пустите, я с ребенком! – заорал Йо, когда дорогу нам преградил какой-то амбал.
Он обернулся, окинул нас взглядом, и глупо поинтересовался:
- Где ребенок?
- Я ребенок! – уверенно произнес Йо и, сильнее сжав мою руку, прорвался вперед.
Я только пожал плечами, мол, и не поспоришь.
Первые несколько минут происходящее меня даже пугало. Столько народу собралось здесь, чтобы попрыгать и поорать любимые песни. Я в ступоре встал, наблюдая за счастливым Йо, но потом он, да и алкоголь, который уже разбавил мою кровь, сделали свое дело. Ни он, ни я не замечали, как темнеет, боли в шее и спине, к слову, тоже, как в нас исчезло еще по бутылке пива, так же. Когда я уже почти ослеп от софитов и оглох от тяжелой музыки, концерт кончился, и толпа заголосила с двойным энтузиазмом. Я закрыл уши ладонями, но признаюсь – это было здорово. Почти непередаваемо. Мы начали выбираться из толпы, чтобы нас не задавили потом, когда вокалист объявил, что они сыграют еще одну песню, но на этом все. Я сильно ударил кого-то плечом, но человек этого не заметил, а я остановился, чтобы поправить сумку и растереть место ушиба.
- Что случилось? – тяжело дыша, хрипло спросил Йо, вернувшись.
- Пихнул кого-то, - пожал плечами я и немного поморщился от боли.
- Дай посмотреть, - произнес он, и я замер, наблюдая за его действиями.
Он несильно надавил на мое плечо.
- Больно? – спросил он.
- Немного, - признался я.
- Надо бы приложить что-нибудь холодное.
- У тебя руки холодные.
Он поднял на меня взгляд, а я, не желая его смущать, улыбнулся.
- Пройдет, не волнуйся. Это же не пуля.
Он кивнул, и мы вышли из этой толпы окончательно, и сели на пригорке, откуда было видно сцену. Музыканты играли какую-то медленную мелодию, толпа подняла руки вверх, а мы молча сидели и смотрели туда. Йо тихо напевал себе под нос, а я сжимал и разжимал руку на плече, только перед глазами до сих пор цветные пятна скачут.
- Это было непередаваемо просто! – негромко выдохнул Йо, когда все закончилось.
- Понравилось? – улыбнулся я.
- Еще бы!
Мы еще немного посидели, дождались, пока основная часть толпы свалит, и медленно начали выходить сами. Уже очень поздно, я чуть не споткнулся один раз, смотря на яркие точки звезд в небе, но нам все же удалось выскользнуть из толпы и свернуть на достаточно тихую аллею.
- Придется переночевать в машине, - произнес я, когда мы опустились на лавку и устало выдохнули.
- Может, здесь прям? – он смущенно пожал плечами, увидев мой удивленный взгляд. – Под открытым небом.
- Боюсь, в парке нам не дадут спать, - усмехнулся я и выдохнул сквозь губы, пытаясь понять, способен ли я еще на одну авантюру. Кажется, да. – Но у меня есть идея.
Он послушно шел за мной до самого выхода и сел в машину. Когда я завел ее и переключил передачу, чтобы тронуться с места, Йо испуганно накрыл мою руку своей.
- Погоди, мы же выпили!
- Я поеду тихо, - заверил я. – Ты только пристегнись. Доверяешь мне?
Он секунду смотрел на меня, а потом уверенно кивнул и убрал руку. Еле сдержался, чтобы не потянуться за ней.
На мое собственное удивление, на пути у нас не было никаких проблем. Меня сложно напоить, я очень быстро трезвею, так что вести автомобиль было легко, главное – не нарваться на стражей порядка, но Судьба к нам была благосклонна. Мы выехали за город, где почти не было фонарей, а потом я резко свернул прямо в поле, зная, что мой пикап отлично справится со всеми кочками и ухабами. Йо вцепился в торпеду руками, чтобы его не трясло так сильно, но только рассмеялся.
- Все, - резюмировал я, заглушая мотор. – Приехали.
Йо первым вышел из машины, и я услышал восхищенный вздох. Впрочем, как только я закрыл за собой дверь и поднял глаза к небу, которое оказалось еще ярче из-за отсутствия фонарей, я поступил точно так же.
- Нет-нет-нет, - покачал головой я, когда Йо упал прямо в мокрую от ночной влаги траву. – Я не дам тебе спать на голой земле.
- Да ладно тебе…
- Нет, Йо, ты можешь заболеть. Только этого нам не хватало.
Я подошел к машине, открыл багажник пикапа и без сожаления выкинул все ненужное прямо на землю. Утром соберем. Я взял с собой два одеяла, чтобы укрыться ими, потому что думал, что мы будем ночевать в машине, опустив кресла, а сейчас просто постелил их в гладкий багажник и протянул руку Йо, помогая встать. Он быстро забрался туда, упал и распластался, глядя на звездное небо. Я залез следом, закрыл перегородку на всякий случай, и лег рядом, чуть ниже.
- Это было потрясающе, - немного пьяно протянул он.
- Рад, что тебе понравилось, - слабо улыбнулся я, чувствуя, как по всему телу растекается приятная усталость.
- Спасибо, - выдохнул он, а я повернул к нему голову и уткнулся взглядом куда-то ему в бок. – Не знаю, как тебя благодарить.
- Ну, - хитро усмехнулся я. – Даже не знаю.
Он повернулся ко мне, так же сползая вниз, и положил руки под голову.
- Серьезно, зачем ты все это устроил?
- Нравишься ты мне, - выдохнул я, глядя в небо. – Нравится, когда ты улыбаешься.
- Ты больной просто, - уверенно, тихо смеясь, протянул он.
- Не спорю, - вторя его смеху, ответил я, так же поворачиваясь на бок.
Я закрыл глаза, чувствуя, как немного кружится голова и ломит тело. Завтра будет еще хуже, но Йо, наверное, еще больше, потому что я привык в колледже к физическим нагрузкам, а он нет, да и светит нам всю ночь проспать на твердой поверхности.
- Правда, спасибо, - тихо произнес он, закрыв глаза.
- Обещаешь, что больше не будешь грустить?
- Постараюсь.
Я слабо улыбнулся, и позволил себе расслабиться, но в сон провалиться из-за головокружения и прохладного воздуха все никак не получалось. Помаявшись, я открыл глаза, чтобы встать и достать из салона кожаную куртку, но замер. Йо немного морщился во сне, потому что прядь гладких волос скользнула ему на лицо, щекоча нос. Я немного придвинулся, осторожно взял локон в пальцы и провел по его виску, укладывая непослушные волосы на место.
- Спасибо, а то мне лень руку поднять, - вдруг выдал он, а я даже испугался. Был уверен, что он спит. – Ты куда?
- За курткой, - хрипло произнес я, смотря на его лицо.
- Да, прохладно, - протянул он.
Я-то в водолазке, а он вообще в майке.
- Ну, допустим, - я подпер рукой голову. – Я отдам тебе ее. Что мне за это будет?
- А что хочешь?
- А что можешь предложить?
- А у меня ничего нет, - улыбнулся он. Даже глаза ему открыть лень.
Придерживая волосы, чтобы не упали вниз, я склонился и коснулся его губ своими, чтобы просто проверить, как на это отреагирую я. Знал, что он оттолкнет, но завтра можно свалить это все на нетрезвый рассудок, а сейчас мне надо до конца себя понять. Поцелуй вышел настолько слабым, что я прекрасно чувствовал его дыхание с горькой нотой алкоголя, а внутри все замерло. И сразу затряслось, когда он так же слабо ответил. Так целуют, когда благодарят, но мне с лихвой хватило и этого. Разорвать поцелуй было сложно, хотя он почти сразу его прекратил, но наши губы просто слиплись. Сделав над собой усилие, я отстранился, быстро встал, спрыгнул из багажника на землю и, открыв машину, схватил куртку. Внутри все ходуном ходит.
Немного успокоившись, я вернулся, накинул на него куртку и лег рядом. Холодно уже не было точно. Он едва заметно улыбнулся, немного поерзал, устраиваясь удобнее, а я еще долго смотрел на него, прислушиваясь к себе. То, что он мне очень сильно нравится, я уже понял. Слишком сильно. Кажется, я слишком долго моргал. Потому что когда открыл глаза в следующий раз, было уже светло, но еще очень рано. Я потер глаза и почувствовал, что в мою спину что-то утыкается. Осторожно развернувшись, увидел Йо, который прятал замерзший нос между моих лопаток. С трудом развернувшись, потому что все тело ломило, я обнял его и притянул к себе, лучше кутая в куртку. Он не проснулся, и я позволил себе уснуть снова, чувствуя приятное тепло на шее от его дыхания.
POV Йо
Проснуться мне довелось от дикой дрожи по всему телу и с болью в шее. Впрочем, я ничуть не жалел о этих неприятных фактах – произошедшее со мной стоило того. Никогда бы не подумал, что подобные выходки принесут мне столько удовольствия. С трудом открыв глаза и приподнявшись на локтях, я осмотрелся, но Хао рядом не обнаружил, однако слышал какой-то тихий напев и шорох. Видимо, он уже проснулся.
Поднявшись, я выглянул из багажника и обнаружил Хао сидящим у колеса. Он слушал плеер и тихо подпевал какой-то композиции, вкручивая длинными пальцами золотник. Наверное, с колесом что-то случилось, но я вообще не разбираюсь в этом. Смотрю на него и поверить не могу, что все, что было со мной вчера – было реальностью. Поверить не могу, что эти прекрасные ощущения подарил мне именно он. Но очень счастлив.
Набираю в грудь побольше воздуха, прикладываю ладонь козырьком ко лбу и смотрю вдаль.
- Отсель грозить мы будем шведам! – громко выдал я, вглядываясь в горизонт, на котором угадывался темный лес.
Хао поднял голову, услышав меня, и рассмеялся. Наверное, я действительно выгляжу забавно: заспанное лицо, но очень сосредоточенное: я для реалистичности даже нижнюю губу выдвинул. Он тут же снял наушник и выпрямился, отряхивая руки.
- Как настроение? – спросил он, открывая дверь машины.
- Прекрасное, - заверил я. – Ты как? Как ты можешь музыку слушать, я вообще оглох после вчерашнего.
- Шикарно, - улыбнулся он, выключая плеер. – Я тихо слушаю, для атмосферы. Вылезай и забирайся в машину, я включил обогреватели – согреешься.
Я с готовностью поспешил выполнять, не забыв поплотнее закутаться в одеяло. Прежде чем открыть дверь, удивленно остановился, обнаружив на запотевшем окне надпись «Меня похитили инопланетяне – не могут найти без меня воду на Марсе. Как отпустят – сразу к тебе!» и смайлик внизу. Я залез в салон, и показал пальцем на стекло.
- Это что? – спросил я, улыбаясь.
- Пока ты дрых, как суслик, я сходил в город. Написал, чтобы если ты проснулся, не потерял меня, - ответил Хао и протянул мне картонный стаканчик.
- Ты божественен! – выдохнул я, принимая стакан.
Открыв крышку, я заглянул внутрь и обнаружил крепкий, еще горячий кофе. Эх…
- И молоко, - произнес Хао, открывая бардачок, где действительно лежала упаковочка молочка. – Я не стал разбавлять, чтобы не остывало.
- Я говорил, что ты божественен? – улыбнулся я, протягивая загребущие ручки к напитку.
- Да, но мне нравится, когда ты так говоришь, можешь повторять почаще, - засмеялся он, направляя на меня забрал от батареи.
Я спокойно выдохнул, сделав глоток теплого кофе, и откинулся на спинку сиденья. Рассвет только занялся, солнце начало вставать из-за горизонта, и мне очень нравилось сидеть и смотреть на голубое небо. Было спокойно. И хорошо. Единственное, что омрачало мою радость, так это першение в горле и внезапный чих. Я пролил немного кофе на колени, и оно тут же впиталось в одеяло.
- Прости, - сказал я.
- Будь здоров. Ты хорошо себя чувствуешь?
- Горло немного болит, - признался я.
- Так, - Хао решительно полез к заднему сиденью. – Надо пить что-то покрепче кофе. У меня где-то должно быть что-нибудь.
Он достал аптечку и нашел там мятные леденцы, которым я был безумно рад. И горлу легче стало, и зубную щетку я как-то забыл из дома прихватить.
- Домой? – спросил он, переводя на меня взгляд.
Я задумался, глядя на его губы. Вспомнился вчерашний момент, когда я, кажется, слишком близко к нему пододвинулся и случайно коснулся их своими, или он хотел что-то поправить, а мой мозг решил выразить благодарность таким образом, но в целом воспоминания немного смазанные, только тепло я хорошо запомнил. Смотрю на Хао и думаю, что мне, возможно, вообще это приснилось – слишком он спокоен, да и я тут же расслабляюсь. За то, что он сделал для меня, я его всего расцеловать готов. Но домой мне совершенно не хочется.
- Ты же сказал, что я все выходные с тобой проведу, - напомнил я.
Он усмехнулся, смотря куда-то вперед. Кажется, он еще сильнее, чем я, не выспался.
- И что ты предлагаешь? – поинтересовался он.
- Не знаю, ты у нас двигатель прогресса! – заявил я. – Ты меня сюда приволок, ты и придумывай.
- Ладно, - легко пожал плечами он, заводя машину. – Только потом не пожалей об этом.
Я уверен, что он понял, что я просто не хочу возвращаться домой, где мне все напоминает о случившемся со мной, об Анне и ее словах. Там сейчас все пропитано ей, все с ней ассоциируется, все о ней напоминает. Я не хочу портить себе настроение, не хочу терять это чувство радости и спокойствия. Да и с Хао, оказалось, легко и приятно общаться. На первый взгляд он показался мне самодовольным красавчиком, который считает, что ему море по колено и небо по пояс, но на деле все оказалось совершенно не так. Делаю себе мысленную галочку о том, что не стоит судить о людях по одному лишь взгляду.
- У меня осталось не так много денег, - произнес он, когда мы въехали в город. – Но уверен, что мы что-нибудь придумаем.
- У меня есть немного, - ответил я. Мне вообще неловко из-за того, что он мне это все устроил, наверное, потратил кучу денег на дорогу и билеты, но когда я еще вчера заикнулся о том, что все отдам, он показал мне кулак и очень ласково улыбнулся – намек я понял. – Мы можем ближе к вечеру двинуться домой.
- Хорошо, - кивнул он.
Ночью вернуться будет не так сложно.
Первым делом мы остановились у таксофона, и я принялся набирать свой домашний. Телефон я оставил на кровати дома, телефон Хао еще вчера сел, когда я выпросил его и забил всю карту памяти фотографиями концерта, а маму я так и не предупредил. Слушая тяжелые гудки телефона, я думал, как сильно мне влетит. Повезет, если трубку поднимет папа, который задаст только один вопрос «Ты жив?», получит утвердительный ответ и накажет таким же живым вернуться. Но телефон взяла мама.
- Привет, - слишком радостно произнёс я.
- Йо Асакура! – начала она, моментально меняя приветливый голос на холод. – Где ты был?!
Я отнял трубку от уха и тяжело выдохнул.
- Понимаешь, - принялся объяснять я. – Со мной все хорошо. Точнее, все просто прекрасно. Мой… - я запнулся, кидая быстрый взгляд на машину, в которой сидел Хао, попивая кофе и смотря в карту. Кто? Я не могу назвать его просто знакомым. Уже не могу. – Мой друг вытащил меня погулять, я забыл телефон. Прости, что не предупредил и не ночевал дома, просто я совсем забылся и…
- Все хорошо, сынок? – вздохнула мама, когда я замолчал, пытаясь найти себе достойное оправдание.
- Все просто прекрасно, мам, - заверил я. – Мы отлично проводим время.
- Хорошо. Я рада, что ты радостный. Но если ты еще раз…
- Никогда!
- Когда домой? Ты недалеко?
- Нет… - протянул я, думая, насколько большое расстояние – сто километров. – Недалеко. Завтра или сегодня вечером. Я позвоню еще, если смогу.
- Ладно, солнышко, будь осторожен! – произнесла мама. – Целую.
- И я, - выдохнул я с облегчением и положил трубку, где и так закончилось время.
Неужели я так жалко выглядел в последнее время, что даже мама обрадовалась и не стала ругаться из-за отсутствия, услышав мой голос? Что ж, это было. Главное теперь это не потерять. Постучав пальцами по трубке, я вышел из телефонной будки и сел в машину.
- Ну как? – не отрываясь от карты, спросил Хао.
- На удивление прекрасно.
- Давай припаркуемся где-нибудь, зайдем в магазин и пойдем гулять по городу? Он не очень большой.
- Отличная идея.
Мы достаточно долго блуждали, пока не нашли более менее спокойную улицу, где Хао не побоялся оставлять машину. Еще вчера я узнал, что его отец военный, мама врач.
- Мой отец всегда считал, что настоящий мужчина должен построить дом, вырастить сына и посадить дерево, чтобы потом отколошматить им своего сына, - говорил вчера Хао, когда мы болтали по дороге в Асахи. – Но так как я душка, дерево пока растет дальше, а они решили, что пора сваливать в большой город и прожить старость, как не прожили молодость.
- Киданули тебя, короче, – улыбнулся я.
- Именно, - негромко рассмеялся он. – Но я даже рад. Военные люди – это просто нечто. Я люблю своего отца, но он жуткий педант, и я всегда жил по некому расписанию, рискуя собственной шкуркой, чтобы вырваться из этой золотой клетки. Впрочем, жаловаться мне не приходилось особо. Но если еще и твоя мама врач – тут уже пиши-пропало. Адская смесь.
- Ты, наверное, никогда в жизни не болел.
- Как раз наоборот, - важно поведал Хао. – Я болел постоянно. Ты когда-нибудь читал медицинский справочник?
- Нет, - признался я.
- И не вздумай. А то будешь думать, что болен всем на свете.
- Так они насовсем уехали?
- Да. Я уговорил их купить мне дом поменьше, а на оставшиеся деньги приобрел машину. Выбирал папа, так что она как танк, будь уверен. Способна несколько километров проехать на виски. Пробовать, однако, я не рискну.
Выбравшись из машины, мы прошли пару улиц, пока, наконец, не дошли до какого-то большого супермаркета. Взяв тележку, мы начали ходить вдоль рядов, думая, чем можно наесться и при этом не разориться окончательно. В дороге может случиться что угодно, поэтому денег мы решили тратить по минимуму. Набрав питьевого йогурта, обычной воды и разных булочек, мы решили, что нам вполне хватит, чтобы протянуть денек и не загнуться от голода. Уже после того, как мы оплатили товар, а я забивал сумку Хао бутылочками, он шикнул и склонился ко мне.
- Забирайся в тележку, - негромко произнес он.
- Чего? – удивился я, но по его смеющемуся взгляду все понял.
Почему-то рядом с ним я загораюсь абсолютно любой идеей. Не смотря на то, что в голову и сердце сразу ударил испуг и адреналин, хотя мы еще ничего не сделали, я кинул в тележку сумку и запрыгнул сам, а Хао, громко выдав:
- Двери закрываются, следующая остановка… Сваливаем, короче!
Быстро покатил тележку, с верещащим от авантюрного возбуждения мной, под аккомпанемент охранников. Я орал «Дорогу попугаям!», чтобы народ на улице расступался, а грузный охранник, крича и свистя, гнался за нами почти до конца улицы, но Хао был быстрее. Я старался не закрывать глаз, хотя дико хотелось, чтобы не видеть, до чего я скатился, но это было настолько… Даже не знаю как слово подобрать! Уже когда Хао понял, что нас больше не преследуют, и остановился, переводя дыхание, я в голос рассмеялся, утыкаясь в колени лбом. Он тоже смеялся, стараясь отдышаться.
- Ты псих! – уверенно произнес я. – Самый настоящий.
- А теперь задумайся, почему ты себя комфортно чувствуешь, - усмехнулся он, в последний раз тяжело выдохнув.
Действительно. Очень комфортно, хотя все еще трясло, и смех никак не хотел утихать. Я так и ехал по улицам дальше, когда Хао поставил одну ногу на перекладину и, отталкиваясь второй от асфальта, только немного поворачивал тележку, чтобы она не въехала в людей или машины. Проезжая мимо какого-то сквера, мы услышали подростковый крик:
- Эй, ребят, сколько по городу?!
- Триста йен! – сразу ответил Хао.
Но прокатиться с нами никто не пожелал. Впрочем, вскоре мы поняли, почему. Нас остановил полицейский, посмотрел на тележку, которую мы явно просто стащили, затем на меня и на Хао.
- Мы нарушаем? – как ни в чем не бывало, спросил он, а я внутренне сжался.
- Возможно. Откуда тележка? – поинтересовался охранник правопорядка.
- Какая тележка, сударь? – оскорбленно произнес Хао. – Вы что, не видите? Это мой парализованный брат близнец, а это его кресло. Что, не похожи?
Он даже приблизился ко мне, чтобы наши лица было легче рассмотреть.
- Похожи, но вы точно не близнецы, - запнулся полицейский. Наверное, от такой уверенной наглости.
- Да и он не парализован, - похвалил Хао и, выдернув меня, схватил свою сумку и кинулся бежать.
Фору нам дало то, что полицейский не сразу очухался. Мне было тяжело бежать от смеха, но Хао схватил меня за руку, помогая, и я сжал его ладонь. Впрочем, и этот мужчина за нами долго не гнался. Еще немного беспредела в этом городе, и нас тут след простыл.
- Чуть не попали, - выдохнул Хао, упираясь ладонями в колени, чтобы снова отдышаться.
- Пить хочу, - подавился собственным смехом я.
Решив, что подобного транспорта с нас хватит, мы сели в открытый автобус и решили выйти через восемь остановок. Без понятия, куда нас привезут. Когда мы подошли к выходу, я заметил краем глаза стоящих рядом девушек, которые смотрели на Хао и тихо хихикали. Интересно, чему? Чего они там такое обнаружили, что так улыбаются?
- Молодой человек, - обратилась одна из них, наконец, к нему, коснувшись его волос на плече. – У вас по спине ползет гусеница.
Хао повернул голову, посмотрел себе за плечо, куда действительно уже почти доползла толстая зеленая гусеница, и спокойно ответил:
- А, это Рио. Пусть ползет.
Я закрыл рот ладонью, скрывая широченную улыбку, а Хао невозмутимо вышел из автобуса, когда открылись двери.
- Один раз, - рассказывал он, когда мы шли по какой-то улице. – Ко мне подошла девушка. Я еще в школе учился. Вся из себя, каблучки, макияж. И убила меня вопросом: «Ты что тут делаешь? Такие красивые тут не ходят». Я так и не понял, мне угрожали или комплимент сделали?
- Скорее, второе, - улыбнулся я. – У меня так один раз попросили телефон позвонить маме, так я потом обнаружил ее телефон у себя в записной книжке.
- Хочешь, пикап ход покажу? – усмехнулся Хао.
- Давай.
- Кстати, поздравляю, сегодня твой день.
- Спасибо, но почему? – не понял я.
- Сегодня день красавчиков, - важно поведал он.
Я остановился на секунду, вспоминая, существует ли такой день, а потом рассмеялся, когда до меня дошло, наконец. Дав Хао пять и стукнув кулаком по его кулаку, я запомнил, чтобы потом Рену рассказать. Ему, наверное, пригодится.
- Красивое, - произнес я, когда мы остановились у высокого, и действительно красивого здания.
Я не силен в архитектуре, но оно мне очень понравилось. Сфотографировал бы, чтобы маме показать, да телефон Хао лежит мертвым в бардачке машины.
- Давай зайдем, посмотрим, что это, - предложил он, начиная поднимать по лестнице.
Я ожидал увидеть там музей или какой-нибудь офис, ну, может, ресторан в старинном стиле, но когда мы оказались в библиотеке – нас просто накрыло. Бочком пробравшись к какой-то полке, я стал шарить руками по книгам, ища какую-то особо интересную. В итоге, найдя сборник юмористических стихов, тихо шепнул:
- Погадаем? Загадывай вопрос, и называй страницу.
Хао быстро облизнул губы.
- Восьмая.
Я открыл восьмую страницу.
- В небе парижском летает,
Стая фанерных листов.
Видно, к облому…
Мы засмеялись, и тут же на нас шикнули из-за стеллажей.
Я сам задумался. Придумав вопрос, открыл случайную страницу.
- Дегидрированные плоды виноградной лозы
Еще никому не приносили счастье.
А жаль… - прочитал я вслух.
- А жаль, - усмехнулся Хао.
Достаточно быстро потеряв интерес к книгам, особенно если учесть, что на нас постоянно шикали, чтобы мы смеялись тише, мы вернулись на оживленную улицу. Жуя на ходу булочки и запивая их фруктовыми йогуртами, мы целый день гуляли по городу, заглядывая в каждое интересующее нас здание или двор. Даже успели познакомиться со скейтерами. Оказалось, что Хао не просто учится в спортивном колледже – он почти профессиональный гимнаст, хотя в будущем хочет заняться преподаванием, да и вообще его больше интересуют трюки, связанные с огнем. Он мастерски мешает стихию со спортом. Вспоминаю его шоу тогда в парке, смотрю, как он сейчас, поспорив с каким-то парнем, стоит на руках, при этом умудряясь что-то говорить, и думаю, что сам хочу научиться крутить эти штуки. Надо будет его попросить научить. Спор Хао выиграл, кстати. Те самые ребята протащили нас в кино, где у одного из них билетером работал старший брат, который пропустил нас бесплатно. Попали мы на какую-то смазливую комедию для девушек, поэтому испортили им весь просмотр своими комментариями. Но сами смеялись, почти не переставая. Распрощались мы с парнями только на закате, решив последовать их совету и пройти еще одну улицу. Сказали, что там можно подняться наверх и посмотреть на панораму города.
- Ступеньки, - простонал я, увидев огромную лестницу на холм.
- Это того стоит, - Хао махнул рукой, призывая меня к движению. – Пойдем.
Я сдался, и мы начали медленно подниматься вверх, болтая ни о чем. Когда я ступил на последнюю ступень, я сразу свалился рядом в душистую траву. Вот так лежать бы еще очень-очень-очень долго.
- Ты только посмотри, - выдохнул Хао, сев рядом.
Я с трудом поднялся и замер, увидев пейзаж. За городом протекала река, в которой еще отражалось закатное солнце – невысокие старые дома, голубое небо, подернутое розовой дымкой. Вкупе со всем, что я пережил за последние дни и приятной усталостью, это все показалось мне настоящим волшебством. Мы долго в полном молчании смотрели на город, лежа на траве. Я даже немного задремал, как и сам Хао, положив руки под голову. А когда очнулся, уже почти стемнело. Хао рядом спал, укрывшись длинными волосами, словно одеялом. С ним даже молчать комфортно. Не понимаю, как я мог еще вчера злиться на него.
Решив пока не будить его, я начал смотреть на небо, считая появляющиеся звезды. Темнело быстро, но нам особо некуда торопиться, да и не хочу я его будить – за день земля нагрелась, лежать тут одно удовольствие, а он, наверное, почти не спал – я отобрал у него куртку и стянул на себя одно одеяло. По крайней мере, так я проснулся в его машине. Ловлю себя на мысли, что с Анной так не было. Она бы не стала вытаскивать меня из депрессии, просто сказав, что это недостойное поведение. Не поехала бы со мной в соседний город на концерт. Не стала бы красть тележку из супермаркета, и смеяться в библиотеке. И лежать бы тут со мной тоже не стала. Ничего бы этого не было.
- Хао, - негромко позвал я, протягивая руку, чтобы потрясти его за плечо.
- М? – проснулся он, сонно хлопая глазами.
- Уже стемнело.
- Ничего себе я моргнул, - поднялся он, растирая щеки.
Я протянул руку и снял с его волос травинку.
- А ты помнишь, где мы машину оставили? – спросил я, улыбаясь.
- Где-то там, - он беспечно махнул рукой в сторону города. – Я запомнил улицу, так что найдем.
Мы засобирались. Спускаться, как обычно, было намного легче, хоть тело и отдавалось болью, но эта боль приятная. Эта боль напомнила о вчерашнем. Не смотря на то, что направление нам всегда охотно подсказывали, блуждали мы еще часа три, не меньше. Но ночной Асахи тоже безумно красив – маленькие лампочки, развешанные от фонаря к фонарю, щиты с подсветкой, ночные кафешки, горящие окна, в каждом из которых своя жизнь. Я был не просто доволен. Я по-настоящему был счастлив. Когда мы нашли-таки машину, было уже далеко за полночь. Хао включил отопление, завел мотор и хитро поинтересовался, смотря на меня лисьими глазами:
- Готов уже слышать музыку?
Я кивнул, радостно улыбаясь, и Хао включил проигрыватель, выкручивая колесико на полную громкость. Наплевав на глубокую ночь, мы открыли окна и орали слова песни во весь голос. На светофоре, ритмично двигая головой, в один момент обернулись на стоящую рядом машину, в которой сидели три парня вряд ли старше нас намного. Они посмотрели на нас, как на идиотов, а потом начали смеяться.
- Простите, - перекрикивая музыку, Хао высунулся из окна. – Если инопланетному кораблю разогнаться до скорости света, будут ли гореть фары?
Я рассмеялся, как и парень, который высунулся в ответ.
- Проверим? – предложи он.
- Держись крепче, - посоветовал Хао и, получив зеленый свет, резко вдавил на газ.
На мое удивление, он достаточно быстро дал себя обогнать. Именно дал, потому что начал незаметно снижать скорость, а парни, которые приняли это пари, показали ему обидную комбинацию из двух пальцев, но он лишь невозмутимо закрыл окна и сделал музыку тише. Я наблюдал за его действиями, ничего не понимая, пока не увидел на обочине полицейскую машину, которая, разумеется, уже остановила подростков. Хао, насвистывая, спокойно проехал мимо, а до меня дошло, что это вообще было.
- Ты их подставил, - рассмеялся я.
- Они местные, им не страшно, - заверил Хао. – А вот нам было бы лучше, если нас в этом городе не остановят. Так что надо говорить не «Ты их подставил», а «Ты нас спас!».
Дорога обратно всегда кажется короче. В родном городе мы были еще тогда, когда небо даже не думало светлеть. Когда я начал узнавать пейзажи и улицы, мне вдруг сделалось тоскливо – неужели все закончилось? Возвращаться домой среди ночи, в эту обстановку, к этой жизни… Совсем не хочется. Видимо, мое уныние не скрылось и от Хао.
- Чего загрустил? – бодро поинтересовался он.
- Не хочу возвращаться, - признался я. – Там все напоминает. Да и мама сейчас убьет.
- Поехали ко мне, - пожал он плечами. – А утром уже вернешься.
Я посмотрел на него со смесью надежды и благодарности во взгляде. Он заехал прямо во двор, а я все это время упрямо не смотрел в сторону дома Анны. Вздохнул свободно, когда Хао закрыл за нами дверь и включил свет. А тут немного изменилась обстановка – видимо, он успел навести порядок, хоть и не до конца. Я напросился в душ, выцыганив пижамные штаны, и долго стоял под теплыми струями, вспоминая последние два дня и убеждая себя, что такие моменты в жизни теперь будут чаще. Что все будет хорошо. И что нельзя позволять себе думать о плохом. Пока в душе был Хао, я успел полазить по его дискам, и нашел несколько интересных. Может, даст послушать.
- Где твоя одежда? – спросил он, показываясь в комнате. – Давай постираем, к утру высохнет.
Я кивнул, послушно отдавая потертые вещи, и вернулся на постель, чтобы собрать диски.
- Может, кофе выпьем? – предложил Хао, снова вернувшись.
- Можно мне просто воды? Иначе я не усну.
- Хорошо, сейчас принесу, - кивнул он. – Ложись здесь, я в гостиной лягу.
Он вышел, а я поставил коробки с пластинками обратно на полки. Хао вернулся со стаканом воды, поставил его на прикроватную тумбу и потрепал меня по влажным волосам.
- Спи, - произнес он и улыбнулся, когда я смешно нахмурился в ответ на испорченную прическу.
- Ложись со мной, - предложил я. – Только принеси одеяло, я же стяну с тебя это. Я хочу с тобой поговорить.
- У меня нет еще одного одеяла.
Надо же. Он что, на голом диване спать собирался?
- Тогда тем более ложись.
Потушив свет, он в халате забрался под теплую перину, повернулся на бок и выжидающе на меня посмотрел. Я помню его слова о том, что если мне не понравятся выходные, то он не станет настаивать на общении дальше. Почему-то мне немного страшно. Не могу понять отчего: то ли от того, что наше общение может прекратиться, то ли от того, что наоборот, продолжится. Я не хочу его терять, с ним легко и спокойно, но как-то странно.
- Научишь меня крутить эти штуки? – спросил я, решившись.
- Какие? – не понял он.
- Ну, которые ты крутил тогда в парке.
- А, пуи, - усмехнулся он. – Научу.
Я улыбнулся, устраиваясь удобнее.
- Я очень тебе благодарен.
- Не стоит. Мне самому понравилось. Буду красть тебя из дома каждый раз, когда ты будешь впадать в депрессии.
- Тогда я буду делать это каждый день, - засмеялся я.
- Тогда мне придется украсть тебя навсегда.
Я закрыл глаза, переставая смеяться. Внутри все странно замерло, вдох получилось сделать не сразу.
- Хороший ты человек.
- Нет, - ответил он. – Это ты хороший человек. Именно поэтому я вообще все это устроил.
Глаза уже открыть было лень. Так приятно лежать в прохладной постели после насыщенного дня, пропускать все мысли через себя, не задерживаясь ни на одной. Я смутно почувствовал, как меня обняли за пояс и прижали к чему-то теплому, успел подумать, что это, наверное, грудь Хао, но сон сморил быстрее, чем я успел это осознать. Я только успел глубоко вдохнуть сандаловый запах и прижаться лбом к этому теплу, засыпая абсолютно спокойно.
Продолжение
запись создана: 11.11.2013 в 14:54

URL
   

Down Town

главная