Olgashaman
Плохие люди духов не видят
Автор: CellBell
Фэндом: Shaman King
Персонажи: Хао/Йо, Анна, Рен, Хоро
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Флафф, Повседневность, POV, AU, Стёб
Предупреждения: OOC
Дисклеймер: отказываюсь, моя тут только любовь.Дисклеймер: отказываюсь, моя тут только любовь.
Размер: Миди
Кол-во частей: 8
Статус: закончен
Описание:
Йо Асакура - славный малый, студент музыкального колледжа и очень эмоциональный мальчик. Со школьной скамьи его сердце занимала только одна девушка, и дело даже шло к свадьбе, если бы она не решилась уйти к кому-то другому. Имени счастливца Йо не знает, однако, очень хочет его выяснить и вернуть себе любовь, но находит ее совсем в другом человеке.
Публикация на других ресурсах:
С разрешения и с шапкой.
Ссылка на Фикбук

POV Йо

Перрон, на который я прибежал, боясь опоздать на волшебный поезд, что увезет меня далеко-далеко отсюда, напоминал мне клумбу. Огромную, мать ее, цветущую клумбу. Цветы были везде – на фонарях в горшочках, вдоль лестниц в вазах, в ларьке у касс, даже в фонтане плавали! Я люблю цветы, мама всегда покупает свежий букет и ставит его в гостиной, но сейчас такое разнообразие и обилие растений меня дико смутило. А кто за ними смотрит? А кто меняет? Ухаживает? А? Не понятно. Почему-то их красота не вдохновила меня, а напугала, словно я не на вокзал пришел, а в какую-нибудь оранжерею. А мне ведь надо именно на вокзал, у меня же билет в один конец, последний урвал, между прочим. Кстати, тут же играла классическая музыка из огромных динамиков, по которым, обычно, сообщают о прибытии поезда. «Вальс цветов» Чайковского, если не ошибаюсь. Однако народ с чемоданчиками сновал туда-сюда, а к платформе уже подъезжал огромный пассажирский состав, тоже, кстати, весь в цветочек. Я подошел к линии ограничения и удивленно застыл, обнаружив вместо обычной белой полоски ровный ряд ромашек. А почему, собственно, и нет? Состав еще идет, словно никуда не торопится. Сорвав ромашку, я закрыл глаза и методично начал обрывать белые лепестки, повторяя вслух «Любит-не любит».
От этого занятия меня отвлекла какая-то противная трель. Я открыл глаза и осмотрелся, не понимая, откуда раздается этот омерзительный дребезжащий звук. Мне же осталось всего пять лепесточков оборвать, и тогда ответ на мой очень важный вопрос был бы получен! Однако странным звуком не обошлось, и скоро из динамиков раздались тяжелые рифы, а я быстро узнал в этом творении Голливудских Мертвецов. Я даже начал получать удовольствие от этой композиции и покачивать головой в такт, пытаясь вспомнить, на чем я остановился - на «Любит» или «Не любит», но музыку разбавил не менее омерзительный, чем первый, пиликающий звук. Да что ж такое?! Неужели тут все хотят свести меня с ума?
Погодите-ка, я же где-то это все уже слышал…
Перрон пропал быстрее, чем ромашка из моих рук. Я вслушивался в слова песни, стараясь отделить их от рева будильника и звона мобильного телефона, и почти плача осознал, что это всего лишь очередное утро, а поезд, что увезет меня от этого дурдома далеко-далеко, тоже мираж. Ух, как же там холодно! Скорее убираю ноги под одеяло, укрываюсь им с головой и молюсь, чтобы музыкальный центр, сотовый, и эти глупые часы побыстрее заткнулись, но знаю, что это невозможно. Ух-х, ну они вынудили меня!
Подбрасываю вверх одеяло, вскакиваю с кровати, последовательно выключаю проигрыватель, телефон и будильник, и успеваю вернуться в теплую постель еще до того, как на нее опустился тонкий флисовый плед. О да, вот так хорошо… Кутаюсь в одеяло как в кокон, прижимаюсь щекой к мягкой подушке и глубоко вдыхаю запах чистого постельного белья. Кажется, с первого этажа доносятся запахи свежей яичницы и бекона. Вставать так не хочется, но в животе урчит. Пока во мне боролись сон и голод, а я решал, на чью сторону встать, судьба моя нелегкая решила все за меня и принесла ко мне в комнату маму.
- Йо, вставай, в колледж опоздаешь, - говорит она, заглядывая в комнату.
- И слава богу, - бормочу я, вжимаясь лицом в подушку.
- Гора к Магомеду не ходит, - заявляет мама, имея в виду, что знания в мою голову тоже сами собой не придут. – Придется Магомеду вызывать такси и ехать к горе. Завтрак на столе.
Она нарочно не закрывает дверь в комнату, и теперь запахи еды ярче. Ладно, поспать успею на парах, все равно дома меня не оставят, как бы сильно я не давил на свое состояние. Сползаю с кровати, кутаясь в плед, плетусь в соседнюю комнату и сажусь на борт ванны, пытаясь окончательно проснуться. Это место прямо создано для того, чтобы доспать, но есть риск свалиться в ванну и разбить себе голову, чего я точно не хочу, даже не смотря на отвратительное настроение. Еле открываю один глаз, затем второй, беру тюбик с пастой и выдавливаю ее прямо в рот, пока свободной рукой ищу зубную щетку. На глаза попадается резиновая желтая уточка, больше похожая на недозрелого гуся. Не смотря на то, что вещь глупая и детская, я хранил ее бережно и любил аккомпанировать ею себе в душе, голося песни на весь дом. Сейчас же эта резиновая птица никак не заставила улыбнуться, а напротив, захотелось забиться в корзину для белья у стиральной машинки и плакать. Схватив утку, я бросил ее в стену и удовлетворенно продолжил водить щеткой по зубам, когда она, пискнув, завалилась за стиралку. Так ей и надо, нечего мне напоминать об Анне. Теперь ее подарок покоится в пыли и шлангах, да там и останется, пока в душе мне не станет скучно.
Холодная вода помогает немного взбодриться и даже приподнимает настроение. У меня есть всего двадцать минут, чтобы одеться и позавтракать, и не опоздать к первой паре. Надеюсь, папа еще не уехал на работу, а значит, сможет довезти меня до колледжа и не придется идти пешком. К сожалению, на кухне оказалась только мама, говорящая с кем-то по телефону и крутящаяся у плиты. Ну с кем можно общаться в такую рань? Неужели в этом мире существуют такие же отчаянные и деятельные домохозяйки? Моя мама не работает, но зато с удовольствием и рвением, которому позавидуют каждый целеустремленный человек, участвует во всех митингах, акциях, собраниях и деятельностях нашего города. Вот и сейчас, не обратив на меня никакого внимания, она продолжила что-то щебетать о том, что лавочки в парке надо давно покрасить, а управление даже не чешется по этому поводу. Скукота. А с сыном пообщаться? А материнский совет дать? А цианид калия в кашу положить?
- Йо, все в порядке?
Надо же, заметила.
- Нет, мам, - честно говорю я, ковыряясь ложкой в овсянке. – Все очень не в порядке. Можно я никуда не пойду?
- Почему? – она садится напротив, мнет полотенце в пальцах. – Что случилось?
- Меня Анна бросила, - хмуро отвечаю я, исподлобья глядя на нее.
Мама растерялась от такого ответа. Еще бы, я вчера тоже растерялся. Я влюблен в эту девчонку с начальной школы, встречался с ней почти четыре года, а тут на тебе. Я даже хотел в будущем, после учебы, предложение ей сделать. Не понимаю, что произошло, все же прекрасно было.
- Почему? – спрашивает мама, сочувственно глядя на меня.
- Сказала, что влюбилась в другого.
- Ох, сыночек…
Отправляю кашу в рот и отвожу взгляд. Вообще-то мне хочется, чтобы меня пожалели. По голове погладили. Платочки протянули. Дома оставили.
- Но сердцу не прикажешь, - не очень воодушевленно произносит мама. – А может, ей просто захотелось погулять…
Я ответил ей саркастичным взглядом и отодвинул от себя тарелку, решительно придвигая к себе стакан сока и блюдо со сладкими пирожными.
- Не расстраивайся, - заключает мама. – Какие твои годы? Еще влюбишься так, как не влюблялся до этого! Сколько вокруг девушек прекрасных! Ты Тамао очень нравишься, а она хорошая девушка.
- Я ей «Привет» говорю, а она в обморок падает, - слабо улыбаюсь я.
- Это от избытка чувств, - уверенно произносит она.
- Но я Анну люблю.
Мама хотела что-то сказать, но ее отвлек новый телефонный звонок. Виновато посмотрев на меня, она встала и подняла трубку, а я, взглянув на часы, набил рот пирожными и жареным беконом и побежал в коридор, по пути запивая все ледяным соком. Судя по всему, мама не сильно прониклась моим горем, и вряд ли его поймет преподаватель, поэтому мало того, что придется идти на учебу, так еще и опаздывать нельзя.
Я надвинул на уши наушники, которые почти никогда не снимаю с головы, и свернул от дома, щурясь от яркого летнего солнца. Погода стояла просто замечательная, и я бы ей радовался, если бы не обстоятельства моей жизни, которые сейчас как бы намекали, что все вокруг надо мной просто издевается. Даже мир меня не поддерживает! Нет бы ливень шел, тучи по небу ползли, ветер завывал – хоть немного было бы похоже на мое состояние. Я собирался перейти дорогу, чтобы оказаться на теневой стороне, но на светофоре к переходу подъехала машина, и я узнал в водителе своего друга – Рена Тао. Он китаец, и обладает той кукольной внешностью, что свойственна только этой нации. От него-то все девчонки без ума, а вот мне повезло куда меньше. По крайней мере, взглядов, полных страсти и мимимилашества, я в свою сторону еще не замечал.
- Залезай, - скомандовал он, когда я стянул наушники на плечи.
Дважды меня просить не надо.
Пристегнувшись, я откинулся на спинку и немного улыбнулся, чувствуя, как меня обдувают холодные потоки воздуха из кондиционера.
- Чего такой хмурый? – поинтересовался Рен, выкручивая руль, чтобы свернуть.
- Догадайся, - ровно проговорил я.
- Ты все еще из-за Анны переживаешь? – хмыкнул он.
Я удивленно уставился на него, повернув голову. Вопрос прозвучал так, словно с тех пор не меньше года прошло.
- Нет, просто думаю, что дети в Африке, наверное, счастливее меня!
- Это вряд ли, - серьезно ответил Ренни. – Голод, жара, болезни, смерти, жажда – все это ты переживал, встречаясь с Киоямой. А сейчас должен вкусить свободу и радоваться!
- Рен! – недовольно одернул я друга.
- Что? – не понял Тао. – Ну, ушла она к другому, пусть катится, как будто жизнь на этом закончилась.
- Тебе вообще известны слова «любовь» и «моральная поддержка»?
- О любви читал, говорят, хреновый такой химический процесс, который не длится больше двух лет. А про мораль ты там, прости, что спросил?
- Ясно, - коротко выдал я, отворачиваясь.
Видимо, у него взыграла совесть. Хотя, это вряд ли.
- Ведешь себя как девица, - сказал он, оборачиваясь, чтобы припарковаться и не въехать при этом в пожарный столб. – Если она тебе так нравится, верни ее. Завоюй снова. Но знай, что когда на алтаре у гостей спросят, кто против вашего брака, я встану и подниму обе руки и ногу.
- И как ты предлагаешь ее вернуть? – поинтересовался я, выходя из машины.
Ренни вышел следом, захлопнул дверь и, включив сигнализацию, сунул брелок в сумку. Мне бы его непоколебимость и уверенность в себе. И от машины его я бы тоже не отказался, к слову. По крайней мере, я сейчас смог бы скрыться на заднем сиденье и проспать все уроки незамеченным.
- Откуда я знаю? – пожал Рен плечами, направляясь ко входу в колледж. – Сходи к гадалке. Купи книжку «Тысяча приворотов от древних гуру», найди какой-нибудь рецепт, где мертвую мышку, обмотанную волосами Анны, надо закопать в полночь под дубом, сплясать макарену и ждать результатов. Так и быть, помогу тебе поймать мышь или вырвать у Киоямы волосы. Не надо смотреть на меня глазами лемура! Если серьезно, то включи мозги. Узнай, что это за парень. Выследи его. Пригласи в кино на какой-нибудь боевик или ужастик, где у президента Америки украли любимого пекинеса и теперь присылают ему в конвертах отрубленные ногти, требуя выкуп.
- И что дальше? – с надеждой спросил я, ожидая дельного совета.
- И в конце фильма склонись к его уху и жарко прошепчи «То же самое я сделаю с тобой».
- Ты невыносим! – воскликнул я, жалея себя теперь еще больше.
Рен хмыкнул и пожал руку какому-то знакомому, а затем снова обернулся ко мне.
- Лучший способ избавиться от старого – приобрести новое. Но так как ты у нас любитель секонд-хенда, наберись терпения и грандиозных планов. Сперва надо выяснить, кто он вообще такой.
- Рен, а чем ты занят сегодня?
- Да ничем, - пожал он плечами, заходя в класс. На его лице почти сразу проступило озарение, смешанное с удивлением. – Точнее, у меня очень много дел!
- Нет, ты уже спалился, - довольно протянул я, хлопая его по плечу. – Ты же мой лучший друг, поможешь мне.
- Я сделаю это, только потому, что в твоем предложении прозвучало слово «лучший», - буркнул он и проследовал к своей парте.
Я улыбнулся, зная, что друг меня в беде не бросит. Просто у него чувство юмора сильнее чувства жалости.
Впрочем, улыбка сползла с моих губ, как только в кабинет вошла любовь всей моей осознанной жизни. Еще неприятней стало от того, что она сделала вид, будто не заметила меня. Расстались, значит, все? Даже о дружбе забыть нужно?
От подобных рассуждений и сверления взглядом меня отвлек звонок и голос учителя. Я украдкой слушал музыку и пытался записывать отдельные слова из лекции, кидая косые взгляды на Анну. Вроде, все как обычно – сдержанная, холодная, полностью равнодушная к окружающим. Так было и на первой паре, и на второй, а во время перемен она даже не смотрела в мою сторону. Я начал лелеять себя мыслью, что ей, быть может, стыдно, и надо подойти к ней и поговорить, но на третьем уроке я услышал вибрацию телефона и быстро посмотрел в ее сторону, проверяя догадку. Так и есть, посмотрела на экран, опустила голову, скрывая улыбку, и убрала руку с сотовым под парту, чтобы ответить незаметно. Вот это да! Так они, получается, встречались тогда, когда еще я был? Или с вчерашнего вечера? И что он ей там пишет, что она так губы растянула?
- Асакура! – я вздрогнул и посмотрел на преподавателя красными глазами, переставая следить за бегающими по клавиатуре пальцами Анны. – Скажете что-то по теме, или сразу двойку ставим?
Я обреченно вздохнул и подпер щеку рукой. Отлично, еще и двойку получил.


- Тише. Еще тише. Еще тише…
- Асакура, хватит! Машина не может ехать тише! – взвыл Рен.
Йо быстро снял темные очки с глаз и недовольно посмотрел на друга.
- Ты вообще знаешь, что такое конспирация?!
- Если жаждешь конспирации, выметайся из салона и бегай от столба к столбу, - пробурчал Тао, медленно сворачивая в ту сторону, в которую несколько секунд назад повернула Анна, бодро топающая по улице после уроков явно не в сторону дома.
- В тебе нет сочувствия!
- Во мне оно, как раз, есть, именно поэтому все это мне не нравится, - решительно заявил китаец.
- Ты можешь хоть на один день войти в мое положение? – поинтересовался Йо.
- Могу. Но в таком случае, мы сейчас сворачиваем в другую сторону, и едем отжигать в какой-нибудь клуб. По крайней мере, я бы сделал это, если бы был в твоем положении.
Приготовленную несчастным парнем речь сорвало то, что Тао выкрутил руль и пристроился к обочине, прямо к кассе ресторанчика быстрого питания. Опустив стекло, он состроил задумчивое лицо и, барабаня пальцем по подбородку, быстро произнес:
- Два гамбургера, картошку фри, соус «Карри», мороженое с персиком и три пакета молока.
- Ты с ума сошел?! – пискнул Асакура, подпрыгивая на месте. – У нас нет на это времени!
- Разуй глаза и посмотри вперед. Она остановилась перед входом в парк. А во всех фильмах про суперагентов двое сидят в машине, жуя при этом пончики, чтобы не соображать на голодный желудок, - отрезал Рен. – Ты что будешь?
Йо убедился в том, что китаец не соврал, а Анна действительно остановилась у кованых ворот, осматриваясь и крутя в пальцах мобильный телефон, и с обреченным стоном выдохнул.
- То же самое, и еще один гамбургер и колу вместо молока.
- Ваш заказ номер пятьдесят два, - улыбнулась девушка в зеленой кепочке за кассой.
Получив заказ, ребята припарковались так, чтобы машину не было видно с дороги, но была видна площадка входа в развлекательный центр города, и вскрыли упаковки с едой. Рен все время смотрел куда-то в сторону, явно жалея, что не придумал себе на сегодня планов, а Йо не сводил взгляда со стройной фигурки любимой девушки, набивая рот фастфудом. Ждать пришлось достаточно долго, но Анну это словно и не напрягало, хотя если бы на встречу опаздывал Йо хотя бы на пять минут, тут развернулась бы целая кровопролитная война, а улицу переименовали бы в честь героев выживших. От понимания этого Асакура бесился еще больше, пока случайно не укусил себя за палец, думая, что до сих пор поедает картошку фри.
- Вот видишь, - произнес Рен, как будто всегда это знал. – Она с подругой просто встречается!
Йо перевел взгляд и посмотрел в сторону парка.
- Погодите-ка… - опешил Ренни, приглядываясь.
Асакура тоже раскрыл рот от удивления, потому что человек, которого они приняли за девушку, перекинул на одно плечо длинные волосы, и оказался очень даже парнем. Причем жилистым, подтянутым, и очень симпатичным.
- Я все понял! – Рен ударил по рулю руками и случайно нажал на гудок.
Парни быстро пригнулись, боясь, что резкий звук привлек внимание этой парочки к машине, и стукнулись лбами.
- Чего ты понял? – прошипел Йо, потирая шишку на лбу.
Ренни осторожно выглянул и убедился, что интерес к его машине у окружающих потерян.
- У него волосы длиннее твоих, - ответил он, выпрямившись.
Асакура на автомате провел рукой по собственным шоколадным волосам, которые опускались ему до плеч, и непонимающе уставился на друга.
- И какую это играет роль?
- Длина, друг мой, в отношениях вообще очень важную роль играет, - авторитетно поведал Тао.
Йо вспыхнул, но пацифистские наклонности, привитые ему с самого детства, не позволили заехать другу кулаком в табло.
- Она не такая, - буркнул парень, снова выглядывая в окно.
Анна улыбнулась и кивнула на какую-то фразу, сказанную этим парнем, и подставила гладкую щеку для поцелуя. Рен заметил, что незнакомец замялся, прежде чем склонился и послушно коснулся кожи губами, а вот Йо, издавая какие-то невнятные, но очень возмущенные звуки, замахал руками.
- Он… Она… Они… Вот блин! – выдал он в итоге.
- О, уходят, - заметил китаец.
Асакура решительно открыл дверь машины и вышел, чуть не сбив с ног бабушку с карманной собачкой, которая сразу залилась диким писклявым лаем.
- Ты куда? – крикнул Рен, высовываясь из машины.
- За ними, - ответил Асакура. – Как мне еще его разглядеть и узнать, кто он такой?
- Я не пойду, - отрезал Тао, для вида даже отворачиваясь.
Йо махнул рукой и с решительностью ледокола стал пересекать дорогу. Рен скосил взгляд, обреченно закатил глаза и, бормоча что-то о том, что в няньки он не нанимался, но без него тут просто не может обойтись, захлопнул дверь машины и поспешил за другом. Наломает еще дров, болван, а потом его вытаскивай из депрессии.
Йо жалел, что куст нельзя поднимать, как это часто делают в американских мультиках. Вообще в этом парке растительность – явление не редкое, перебегать от дерева к дереву проблемой не являлось, но идущий сзади Рен портил абсолютно всю картину и никак не хотел маскироваться. Асакуре приходилось таскать его от куста к дереву за руку, чтобы китаец не попался случайно на глаза идущей впереди парочке. Впрочем, те, кажется, совсем ничего вокруг не замечали, смотрели только вперед или на друг друга. Но Йо не мог рисковать.
- Насколько я знаю, кинотеатр и аллеи в другой стороне, - задумчиво пробормотал Ренни, выглядывая из-за очередного куста.
Асакура ничего не ответил, и быстро перебежал за лавочку, когда Анна с незнакомцем свернули на другую аллею. Рен вальяжно прошел следом и развалился на самой лавочке.
- Хочешь знать мое мнение? – поинтересовался он, заглядывая за спинку.
- Не уверен, - буркнул Йо в ответ, пытаясь понять, куда направляются эти двое. – Пошли.
Тао встал, размял плечи и, не обращая внимания на друга, который перебегал от куста к кусту, просто пошел по аллее за Анной. Чтобы его увидеть, ей придется сделать как минимум две непростые работы: обернуться, что в ее случае достаточно сложно, потому что ее взгляд был прикован к новому объекту обожания, и приглядеться, чего она тоже делать не станет. Но Йо, видимо, просто прикалывало ползать по траве, как контуженый ниндзя.
- Вот сволочь, - негодуя, почти фальцетом, воскликнул Йо, когда Анна споткнулась и упала прямо в руки незнакомца.
- Согласен, - серьезно подтвердил Рен, расставив руки в стороны, чтобы не свалиться с бордюра по которому шел, дабы быть поближе к другу.
- Она у меня иногда такой неуклюжей бывает, - мечтательно протянул Асакура, наблюдая, как смущенная девушка убирает за ушки пряди волос и, наверное, извиняется за неловкость.
- А? – не понял Ренни. – Так ты про парня этого? О, да! Анна-то прям верх неуклюжести! Слоны в цирке завидуют молча! Где она там споткнулась? На ровном месте?
- А с тобой такого никогда не было?
Рен фыркнул и промолчал. Кто ж виноват, что его друг – влюбленный идиот?
Вскоре Тао пришлось ретироваться к другу за кусты, потому что незнакомец свернул и повел девушку к спортивной площадке, где уже собрались несколько ребят. Друзья пристроились за ближайшим кустом, и удивленно наблюдали, как странный парень со всеми поздоровался, представил им Анну и начал собирать длинные волосы в высокий хвост и одевать на руки перчатки.
- Ишь ты, покрасоваться перед ней решил, - проговорил Йо.
- Кажется, я знаю, что делать. Видишь того парня?
Асакура проследил за пальцем друга, и заметил стоящего недалеко от них синеволосого подростка. Парень стоял по Станиславскому, осматривал собравшихся, и только иногда менял опору, чтобы встать выгоднее.
- Вижу.
- Это Хорокей Юсуи, я с ним в тренажерный хожу.
- Может, он знает, кто это такой? – с надеждой сказал Йо.
- Сейчас и узнаем.
Рен пробрался за кустами поближе к своему знакомому и, выглянув, шикнул, чтобы привлечь к себе внимание. Хорокей, к слову, не услышал совершенно ничего. Даже когда Тао достаточно громко назвал его идиотом, а затем еще громче болваном. Обернулись все, даже Анна, но только не Хоро. Стоять в красивой позе – это вам не шутки шутить.
- Захват заложника, - бросил китаец, выползая из-за куста.
Йо выполз следом и обнял Юсуи за колени, когда Тао обхватил руками его грудь. Парни молча подняли Хорокея в воздух и утащили за кусты, а у знакомого Рена даже не изменилось выражение лица, будто он манекен или его постоянно так таскают. Пришел он в себя только сидя на земле.
- А я-то думаю, кто ж там идиотом обзывается! – завидев Ренни, заявил он.
- А чего ж не отозвался, если понял, что к тебе обращаются?
- Так я и не понял.
Рен повернул голову к Асакуре и пожал плечами.
- Вот видишь, - произнес он. – Идиот.
- Эй! – сразу же обиделся Хорокей, но долго так делать он никогда не умел. – Что за шутки вообще?
- Иди-ка сюда, - проговорил Ренни, за шкирку поднимая знакомого с земли.
Он обнял его за плечи, чтобы не вырвался, и повернул к спортивной площадке. Несколько человек, включая того странного незнакомого парня, общались и крутились на турниках, а Анна, сложив ножку на ножке, наблюдала за ними, совсем немного улыбаясь. Йо удивился даже этой улыбке.
- Вот этот парень, - указал Рен пальцем. – Кто он?
- Эээ, - не сразу увидел Хорокей. – У меня есть варианты ответа?
- Если ты мне сейчас не предложишь эти варианты, я пущу тебя на лед к мартини, - пообещал китаец.
- Тогда, - быстро воодушевился Юсуи, зная, что Тао за словом в карман не полезет. – Вариант «А»: Хао. Вариант «Б»: мой одногруппник. Вариант «В»: фаерщик. Вариант «Г»: славный парень.
- И все они подходят? – нежно уточнил Ренни.
- Точно!
- Тогда вот тебе мои варианты. Вариант «А»: это тот, кто увел девушку у моего лучшего друга. Вариант «Б»: это тот, кто огребет от меня леща. Вариант «В»: самоуверенный индюк. Вариант «Г»: несчастный малый.
- Почему несчастный? – испугался Хоро.
- Потому что «Вариант «А»!
- Она хорошая! – сразу заступился Йо, который до этого ловил каждое слово.
- Так ты и есть его лучший друг? – спросил Хорокей.
Асакура несчастно кивнул и перевел взгляд на спортивную площадку. Рен тем временем отпустил Юсуи и чинно разгладил ворот его майки.
- У вас тут операция по возврату на родину?
- Пока просто хотели выяснить, кто он. Ты нам помог, спасибо, родина тебе этого не забудет, - похвалил Тао.
- И чего она в нем нашла? – в пространство спросил Йо, разглядывая Хао из-за кустов.
Ренни с Хоро одновременно обернулись к несчастному парню, который явно не понимал истинную причину. А вроде не дурак, только в профиль дурак.
- Ну, даже не знаю, - саркастично протянул китаец. – Хотя нет, знаю! Красавец, спортсмен, обаяшка, одевается неплохо, увлечение нестандартное…
- Отличник и славный малый, - добавил Хорокей.
- Росточком тебя обошел, силой тоже, не ноет за кустом, - словно его и не перебивали, продолжил Рен, загибая пальцы. – А еще…
- Я понял, - хмуро констатировал Йо.
- Знаешь, я сомневаюсь, что у него к ней какое-то огромное чувство, - произнес Хоро, которому стало жалко Асакуру. – Если хотите, приходите сегодня на ночь кино, познакомитесь с ним, а если Анна будет, то попытаешься что-то сделать.
Йо кивнул и грустно поплелся к выходу из парка, прекрасно осознавая, что Рен прав. Причины были очевидны, но юное сердечко нашего героя верило в сказку и настоящую любовь, носило это чувство бережно, и никак не хотело мириться с произошедшим просто так. Тао и Юсуи, проводив его взглядом, повернулись к друг другу и, не сговариваясь, сцепились рукопожатием.
- Вернет, - уверенно произнес Хорокей.
- Не вернет, - не менее уверенно сказал Рен.
- На тысячу йен спорим.
- Идет.
После этого Хоро с Ренни сразу же разошлись: китаец побежал догонять друга, а Хорокей вернулся в исходную точку и снова красиво встал. Ему так стоять еще долго, по крайней мере, пока не заметят и не оценят по достоинству.
Йо доплелся до машины, дождался писка сигнализации и, сев в салон, ударился головой о торпеду. Рен, сев на свое место, без сочувствия глянул на друга и пробарабанил пальцами по рулю.
- Долго собираешься убиваться?
- Всю свою несчастную жизнь, - всхлипнул Йо.
- Так, - решил Тао, заводя машину. – Ты меня достал.
Они тронулись так быстро, что Асакуру прибило к спинке сиденья. Он поспешил пристегнуться и удивленно проморгался.
- Куда мы едем? – поинтересовался он.
- Ужинать, потом перебирать твой гардероб, и на ночь кино. Если ты будешь кусать зубами салон моей машины и ничего не делать для того, чтобы вернуть Анну, то смысл тогда всего этого цирка?
Йо промолчал, думая, что друг, очевидно, прав. Да и развеяться не помешает точно. Мама встретила гостей радушно, как и всегда, и быстро накрыла такой стол, словно пришли не два человека, а десять. Парни были не против, и пока Йо справлялся с рисом, Тао выпивал уже третий стакан молока. Времени у них с запасом, так что пока можно просто расслабиться и хорошенько наесться – помогает справиться с нервами. Кейко – мать Йо, вскоре собралась на какое-то очень важное собрание с интересным лозунгом «Наш город для тех, кто не понял с первого раза!», а ребята плавно переместились в спальню Асакуры, задержавшись на десять минут в гостиной, чтобы глянуть вечерние новости. В мире, как обычно, кто-то кого-то убил, ограбил, подставил – в общем, все ведут обычный, цивилизованный образ жизни.
По мере того, как Рен выбрасывал из шкафа вещи прямо в сидящего на постели друга, Йо интуитивно понимал, что китаец весь гардероб готов отправить на помойку. Впрочем, вспоминая Хао, Асакура уже сам верил, что давно пора стрясти с родителей денег и, взяв друга за шкирку, утащить его в торговый центр и провести один день там, слушая саркастичные, но очень дельные замечания.
- Вот это ничего, - Рен расправил рубашку и критично осмотрел ее, а ворот особенно тщательно. – В стирку ее.
Так, с горем пополам набралась пара вещей, которая прошла строгий фейсконтроль Тао. Йо был отправлен в ванну, чтобы выстирать вещи и вымыться, а сам Ренни расположился на постели и решал, какие действительно пора выкинуть, а какие еще можно поносить, пока хозяин шкафа не купит новые. Пока Асакура стоял в душе и терпел, как потоки воды нещадно лупят его спину, он начал думать, что ситуация начинает ему нравиться. Было в этом что-то захватывающее, даже заставляющее улыбаться. Словно это какая-то игра, где по-любому будет хеппи энд. Для него, разумеется, как же иначе?
- Ну что? – поинтересовался Рен, когда друг вышел, заматываясь в полотенце. – Успел кубики накачать?
- Какие кубики? У меня только комок нервов!
- У тебя и его там нет, ты плоский, как доска, - отрезал Тао. – Хоть бы бегать по утрам начал.
- Я бегаю. По дому. Потому что систематично просыпаю и всегда опаздываю.
Китаец хмыкнул и промолчал. Пока стиралась одежда, он пытался хоть как-то уложить волосы друга, но бесполезно – длинная челка постоянно выбивалась на глаза, хоть ты тресни. Парни махнули на это рукой, решив, что дело, конечно, неплохое, но сходить с ума по этому поводу не надо, поэтому творческий беспорядок на голове Йо занял свое изначальное место, ровно как и оранжевые наушники.
- Плохо высохли, - пожаловался Асакура, застегивая пуговицы на джинсах.
- Вытащишь ноги в окно, посушатся, - решил китаец. – Гладить надо было лучше.
Йо философски пожал плечами. Мамы дома нет, а он явно в этом не спец, так что пусть будет как есть, тоже не плохо. Сборы были завершены: Рен только пять минут гонялся за другом, чтобы набрызгать его одеколоном, но Асакура ни в какую не поддавался на это, даже шантаж и угрозы не помогли. Он не любил эти синтетические запахи, считая, что стирального порошка и запаха мыла вполне достаточно, чтобы благоухать и радоваться.
И все же, когда они уже были в парке и шли по направлению к кинотеатру под открытым небом, сердечко нашего героя, которое, напоминаю, верит в сказку и настоящую любовь, быстро-быстро стучало от волнения. Конечно, сильно он не изменился, но благодаря мотивации и стараниям китайца, чувствовать себя уверенней получалось.
Асакура сразу заметил синюю голову Хорокея, и указал на него Тао. Юсуи сидел на лавочках перед натянутым на стропы белым экраном, и учился управлять йо-йо. Рядом с ним разместились еще двое, но ни Хао, ни Анны пока нигде не было видно.
- Привет, - Хоро улыбнулся, заметив своего знакомого с другом. – А я вас ждал.
- Дождался. Где фанфары? – поинтересовался Рен.
- Я вас не так сильно ждал.
- А что сегодня показывать будут? – спросил Йо, присаживаясь рядом.
- Два ужастика и комедию для расслабления к рассвету. Можешь к стенду подойти, почитать. Но показ не скоро начнется.
Асакура кивнул и, сев удобнее, начал оглядываться. Молодежь все прибывала, здоровалась со знакомыми и знакомилась друг с другом, несколько парней и девушек уже танцевали под зажигательную музыку недалеко от лавочек и разбросанных по земле пледов, чтобы поднять настроение собравшимся, многие уходили и возвращались с цветными пакетиками – сегодня всю ночь будет работать магазин в парке, чтобы посетители могли купить газировки и сладостей. Йо, которого отвлекли разговорами и игрой в йо-йо, даже забыл о том, зачем сюда пришел, пока к ним резко не подошел Хао и не выхватил у Хорокея игрушку, профессионально перетягивая игру на себя.
- Здарова, - улыбнулся Юсуи, наблюдая, как в тонких пальцах друга прыгает волчок. – Где задержался?
- Сухой спирт дома забыл, - ответил Хао, возвращая йо-йо хозяину. – Но темнеет сейчас поздно, так что я не опоздал.
Йо невольно поразился его голосу, и от этого нахмурился. Да, таким вот голосом только многообещающие глупости на ушко девушкам шептать.
- А зачем сухой спирт? – поинтересовался он. – Водой разбавлять?
Хао повернул к нему голову и искренне рассмеялся. Асакура понял, что сболтнул полную глупость, но этот странный парень, видимо, принял ее за достаточно удачную шутку.
- Нет, - ответил он. – Для шоу. Как тебя зовут?
- Йо.
- Хао, рад знакомству. Что ж, развлекайтесь, мне пора готовиться, - и с этими словами Хао, сделав ручкой от виска, ушел.
Йо остался сидеть в таких растрепанных чувствах, словно в сотый раз попался на уловку «У тебя майка грязная». Он злился и негодовал, как старый чайник. Ничего себе! Этот нахал еще и улыбается ему!
- Расслабься, он же не в курсе, что увел у тебя девушку, - словно прочитав его мысли, произнес Рен.
- Ага, - поддакнул Юсуи. – У тебя это на лбу не написано.
Асакура вздохнул и понял, что ребята правы. Поздоровался, и что? Дань вежливости. Мог бы еще отвратительней себя вести.
- А для какого шоу? – спросил он, когда успокоился.
- Он же фаерщик, - подмигнул Хоро. – Скоро увидишь.
Что ни говори, лучший способ уйти от проблем – занять себя чем-то, чтобы сознание не успевало обрабатывать лишнюю информацию. Анна так и не пришла, Йо решил, что режим решила не сбивать или родители не разрешили, да на этом и забылся. Страдать вечно тоже не дело, так что на один вечер можно расслабиться. По крайней мере, так утверждал Рен.
Наконец, совсем стемнело. В парке прям в землю воткнули несколько факелов и поставили пару прожекторов, потому что звездного освещения, разумеется, не хватало. Асакуре очень нравилась эта атмосфера – раньше он никогда не выбирался так, все вечера проводя с Анной, которая любит сидеть дома и смотреть сериалы. В какой-то момент, в крохотном отрезке мозга, Йо подумал, что так даже лучше, но образ любимой быстро вышиб подобные мысли.
Вскоре на поляну перед экраном начали выставлять миски с огнем. Штук восемь расставили по кругу, как для какого-то спиритического сеанса, а позади поставили странное кованое сооружение, с натянутыми на него веревками. В темноте Йо так и не смог разобрать, что это все значит. Однако, дальше ничего не происходило. Ребята уже и хлопали, и улюлюкали, но бесполезно.
- Эй! – вдруг взвился Рен, кого-то заметив. – Что случилось?
Йо обернулся и у диджейской стойки заметил Хао, который разговаривал с парнем, ставящим сегодня музыку и фильмы. Длинные волосы он убрал в очень высокий хвост, который разметался черными хлыстами по плечам, да и одет как-то странно – в одни алладины. Асакура снова нахмурился. Конечно, с таким телом любую девушку увести можно.
- У меня плеер полетел, - пожаловался Хао. – Не хочет работать.
- И что делать? – потеряно произнес Хорокей.
- Не знаю, - печально пожал плечами парень. – Видимо, отменить придется.
- Могу дать свой, - подал голос Йо. На него мигом обернулись все друзья и сам Хао. Выражение лица Рена нарисует разве что Сальвадор Дали. – Если что-то понравится.
- Буду благодарен.
Асакура встал, выудил из кармана плеер и протянул его Хао. Тот быстро его взял, включил, и просмотрел плейлист. Выражение лица его менялось с каждым треком, и Йо все не мог понять, что оно значит. Плохо или хорошо?
- А ничего, что он… - громко начал Ренни.
- Ничего! – быстро оборвал Йо, не желая, чтобы Хао узнал все сейчас. – Помогать людям всегда надо.
- Отлично, - улыбнулся Хао, поднимая взгляд. – У тебя прекрасный вкус. Даже есть та, на которую я рассчитывал. Верну после, не возражаешь?
Асакура пожал плечами, усаживаясь обратно. А что такого? Мама говорит, что какой бы человек не оказался в беде, ему всегда надо помочь. Да и Йо больше интересно, что сейчас будет происходить. Что ему, музыки жалко, что ли?
Lacuna Coil – Our Truth
Когда заиграла музыка, Йо сделал вид, что взгляда друга совершенно не замечает, и повернулся к импровизированной сцене. И чуть не упал с лавки, когда к огню вышел Хао. Плавно, красиво, танцуя.
- Да, чувак, зажги! – заорал Рен, словно ему это надо было больше всего. Глумится еще, скотина.
В руках Хао держал две цепочки, на концах которых крепились странные шары, сейчас зацепленные друг с другом. Под дружные аплодисменты и улюлюканье собравшихся, парень подошел к центральной чаше и, натягивая цепи, опустил шары в огонь.
Говорят, что танец – это выражение души телом. Красивый танец означает красивую душу. Движения Хао были точными и плавными – он обжигал себя огнем, но при этом постоянно улыбался. Йо все никак не мог понять, как он так выгибается и, почти касаясь пылающими шарами спины, выпрямляется, ведет огонь вверх. Толпа взорвалась, да и сам Асакура чуть не упал, когда Хао поднял цепи над головой и сильно подул на них, но из его рта вырвался целый поток огня, а затем он перестал натягивать цепи, и шары рассоединились, а фаерщик начал совершать быстрые движения. Огни мелькали то тут, то там; обволакивали Хао, взлетали в небо, кружились у самой земли, а сам парень словно просто танцевал, делая руками красивые выпады.
- Ну как? – затолкал Йо локтем Хоро, когда все закончилось, а Хао, пожав руки тем, кто сидел ближе всего, начал тушить чаши.
- Не хочу признаваться, но чуть сам не влюбился, - непослушными губами произнес Асакура. – Как он это делает?!
- Годы тренировок, - насмешливо произнес внезапно подошедший парень. – Опыт, друг мой, бессонные ночи и тяжелые наркотики. Да шучу! Чего с лицом?
- Плеер мой где? – грубо оборвал Йо, который чуть не поседел.
- Пойдем, отдам, - пожал плечами фаерщик.
Асакура встал и прошел к диджейской стойке. Хао отсоединил плеер от провода и протянул его владельцу.
- Спасибо, выручил.
- Пожалуйста, - буркнул Йо и развернулся, собираясь уйти.
- Эй, - окликнул его Хао. Йо обернулся и дождался, пока его соперник распустил волосы и сдул пряди с лица. – В чем дело? Представление не понравилось?
- Нет, прекрасно смотрелось, - сдержанно ответил Асакура. – В другом дело.
- В чем же?
- В Анне.
- В ком? – словно не понял Хао. – А, в той девушке.
- Ну не знаю, у тебя их, наверное, десятки! – вспылил Йо.
- А в чем дело-то, собственно? – запутался фаерщик.
- Это моя девушка. Но из-за тебя уже бывшая, - произнес парень и, не дожидаясь ответа, вернулся к друзьям.
Рен даже подвинулся, чтобы Асакура не задавил его всей слоновьей массой, с размаху опускаясь на землю. Нахохлившись, аки воробей зимой, Йо уставился на экран, всем своим видом показывая, что фильм вот-вот начнется, так что комментарии можно пропустить.
- Можно я все-таки скажу? – не выдержал Рен.
- Валяй, - буркнул Йо.
- Ну, ты прям красиво его отделал! – похвалил китаец. – «Все из-за тебя!». Он что, виноват, что у него задница классная?
- Ну, если это уже даже ты признал, то я в полном пролете! – разозлился Асакура.
- А ты его смутил, - произнес Хоро.
- Надо было убить сразу, - ответил Асакура. – Не приставайте ко мне. Задница, как ты выразился, Ренни, не показатель.
- Как скажешь, - согласился Тао.
Йо провел по лицу ладонями, словно снимая прилипшую к ресницам паутину, и шумно выдохнул. И зачем он с Хао так грубо? Хотя, а какого еще отношения заслуживает этот разлучник? Разумеется, не лучшего. Ничего, переживет. Начался фильм, но на поляне не сразу захотели прекращать разговоры и замолкать. Асакура же вообще ушел в свои мысли, подтянув ноги к груди и обхватив их руками. И именно поэтому ничего вокруг не замечал.
- Поболтаем? – поинтересовались над ухом.
Асакура вздрогнул и перевел рассерженный взгляд на Хао. Не услышав ответа, фаерщик сел рядом. Хоро с Реном, переглянувшись, отползли назад.
- Нам не о чем с тобой болтать, - проговорил Йо.
- Да брось, - отмахнулся парень. – Я же не знал. Йо, верно? Ты здорово меня выручил.
- Похвала с тебя греха не смоет, - праведно заявил Асакура.
- Да мы с ней неделю знакомы. И она никогда не говорила, что у нее есть парень.
- Что-то мне не верится.
- Ты вроде хороший парень, не могла же она тебя просто променять.
- А почему бы и нет? – воскликнул Йо, но тут же сбавил тон. – Тут кое-кто считает, что у тебя классная задница, - Асакура обернулся на друга, и тот сразу помахал ручкой, словно его совсем не смутили эти слова.
Парень уже и не замечал, как злится на девушку больше, чем на разлучника. Хао же, посмотрев на китайца, усмехнулся.
- Да у тебя тоже ничего, - произнес он.
Йо поперхнулся воздухом.
- Ты издеваешься, что ли?
- С чего вдруг?
- Отвали от меня. За помощь пожалуйста, но больше ее не жди.
Асакура встал и, быстро обходя народ, стал пробираться к выходу из парка. Хао, вернув себе спокойное выражение лица, поспешил за ним, чтобы не потерять в бесконечных аллеях. Хорокей с Реном проводили их взглядом. Юсуи проглотил попкорн и пожал плечами.
- Ну вот, - печально протянул он. – А я так надеялся посмотреть действительно интересное кино!
- Спокойно, - зевнул Ренни. – Ты сейчас видел только трейлер.

Йо злился. Вообще-то, он мягкий человек, добрый, всепонимающий, но сейчас эмоции просто распирали его. Мало того, что этот самоуверенный индюк увел у него любовь всей его жизни, так еще и поболтать об этом решил. По идее и жанру после таких обвинений он должен был забиться в темный угол, осознать свою вину и в будущем обходить стороной и Йо, и Анну.
- Йо!
А этот идиот его еще и догоняет! Асакура остановился и обернулся.
- Чего тебе?
- Куда ты пошел?
- Домой. Чего ты ко мне приклеился?
- Да я просто рядом пойду, - замахал руками Хао.
Йо, фыркнув, продолжил путь. Хао действительно шел рядом, чуть позади, чтобы не попадаться на глаза.
- А какие у нее любимые цветы? – вдруг спросил он.
- Маргаритки, - на автомате ответил Асакура и чертыхнулся.
- А у тебя?
- Тюльпа… Эй! Какая тебе разница?
Хао рассмеялся и поравнялся с негодующим парнем. Йо все никак не мог понять, отчего у него такое прекрасное настроение – не переживает? Не сочувствует? Он вообще хоть как-то проникся горем, которое принес?
- Да просто интересно. Пошли обратно, фильмы уже начались.
- Да не собираюсь я с тобой никуда идти. Отстань от меня и держись подальше от Анны.
- Я не буду менять свой образ жизни из-за твоих истерик, - усмехнулся Хао.
- Ах, истерик? – переспросил Йо, выходя из парка через кованые ворота. – Ты, видимо, никогда не был на моем месте.
- Это да, - согласился фаерщик. – Но мне кажется, что ты слишком сильно переживаешь. Обвиняешь меня в том, чего я не делал.
Асакура взмахнул рукой, мол, даже слушать не желаю. Он резко свернул и подошел вдоль ограды по направлению к своему дому.
- Опасно уже по улицам ходить. Давай хоть машину поймаем?
Йо снова ничего не ответил. Хао, вздохнув, повернулся спиной по направлению и, глядя на дорогу, выпрямил руку, чтобы его заметила редкая попутка. Первая же машина проехала мимо.
- Не понял, - Хао проводил ее удивленным взглядом. – Не я ль на свете всех милее?
- Ты думал, что прям все сразу остановятся? – фыркнул Йо.
- А классная задница мне тогда на что? – еще удивленней спросил Хао, и тут же к обочине пристроилась одна из машин. – Где живешь?
Асакура, решив, что грех не воспользоваться человеческой добротой, подошел к машине, открыл дверь, чуть не сшибив ею Хао с ног, быстро назвал название района и, получив кивок от водителя, сел в салон. Ну почему его не кинулся догонять Рен, который сам на транспорте? Уже когда машина тронулась, Йо посмотрел в зеркало заднего вида и увидел Хао, стоящего на обочине и провожающего его взглядом. Вздохнув, парень закрыл глаза и понадеялся, что фаерщик послушает его и завтра уже откажет Анне.
- Ты вообще по каким критериям себе вещи выбираешь? – с нотой иронии поинтересовался Рен, разглядывая ярлычок на вороте.
Йо обернулся и стянул наушники на плечи. Торговые центры – явно не его конек, он сюда разве что на дэнспад ходит или в кафе иногда с отцом сидит, а вот за вещами пришел впервые, предпочитая заказывать подобный товар через интернет. Что подойдет из присланного, то и носит. Чего париться-то?
- Если нравится, беру, - пожал он плечами.
- А на размер смотришь? – Рен поднял взгляд на друга и показал бирку. – Эту кофту сможет носить только борец сумо.
- Может, это у меня в планах? – наивно предположил Йо.
- И это говорит мне человек, который съедает пять гамбургеров, три большие картошки фри, запивает это все тремя стаканами колы и говорит, что перекусил? – Тао насмешливо поднял бровь и затолкал кофту обратно в пакет. – Смирись, Асакура, в этой жизни ты сможешь подражать разве что ветке. Я менять кофту на твой размер, а когда приду, передо мной должен быть выбор. Понял?
- Понял, – обреченно протянул парень, без энтузиазма смотря на вешалки с одеждой.
Китаец ушел, оставив друга наедине с каким-то модным магазинчиком, в котором Асакура чувствовал себя застигнутым врасплох. Но что поделать? Назвался опенком, полезай в кузовок. Ренни выбросил больше половины его вещей, поэтому ходить толком не в чем, а скоро наступит жаркое лето, и, хочешь-не хочешь, придется провести денек в прохладных помещениях торгового центра и выдержать всю критику Тао, чтобы в чем-то ходить. Йо думал, как обычно, заказать что-нибудь через интернет, но Рен ему сразу заявил, что проверит весь шкаф, и если найдет хоть одну подобную вещь, сожжет вместе с домом.
Йо начал ходить вдоль полок и вешалок, перебирая многочисленные вещи. С другой стороны, если он выдержит этот день, выглядеть будет точно лучше – уж Ренни-то поможет с этим. Именно это и давало Асакуре силы. А еще, разумеется, Анна, которая должна заметить положительные изменения в том, кого бросила. Но после них же должна вернуться, верно? Девушка по-прежнему плотно занимала все мысли нашего героя, и действовал он больше в ее интересах, чем в своих. Йо, бормоча что-то себе под нос о том, что в гробу видал все эти шмотки, медленно шел вдоль вещевого ряда, быстро осматривая каждую вещь. Просто снять приглянувшуюся, проверить размер и отложить, чтобы Рен потом посмотрел и одобрил, вот и все. Ничего сложного.
Асакура чуть не вскрикнул, когда дошел до конца и нос к носу столкнулся с Хао. Фаерщик, впрочем, выглядел не менее удивленно, разве что рта для крика не открыл.
- Ты меня преследуешь? – недовольно спросил Асакура, сверля недруга взглядом.
И тут же понял, какую глупость сболтнул. Да в этом торговом центре может полгорода уместиться! Я уже встретил двух знакомых, и это явно не предел. Мало ли зачем сюда пришел этот разлучник.
- Что ты тут делаешь? – спросил Хао.
Йо сузил глаза. Это что, испуг?
- А что я, по-твоему, могу тут делать? – поинтересовался он, обходя парня и продолжая разглядывать вещи.
- Тебе лучше уйти.
- С какой радости? – не понял Асакура. – Я на твоей территории?
- Нет, но… - он не успел договорить.
Йо чудом удалось сохранить спокойное выражение лица, когда к Хао подлетела Анна, сжимая в руках красное платье.
- Вот! Я выбрала! – заявила она и заметила Йо. – Привет, - добавила спокойно.
- Привет, - ровно поздоровался парень. Даже сам себе удивился.
Неловкую секунду молчания прервала сама девушка.
- Приятно было повидаться. Идем? – она потянула Хао за локоть, обращая на себя внимание.
- Да, - парень оторвал взгляд от Асакуры и первым пошел к кассам.
- До встречи, - бросила Анна через плечо и поспешила следом, как это обычно делают люди, которые хотят бежать красиво.
Йо сделал над собой усилие и перевел взгляд на одежду. В голове странным образом резко сделалось пусто, словно кто-то отключил функцию «Думать». Подошедший Рен, который видел Анну с Хао на выходе, поставил руки в бока.
- Ну? – поинтересовался он. – И где?
- Я только что… - непослушными губами начал Йо, но его прервали.
- Я знаю. Жизнь на этом не заканчивается. Глупо думать, что ты никогда с ними не пересечешься, надо привыкать.
Йо моргнул и судорожно выдохнул. Эмоции и мысли, да настолько разнообразные, что за неделю с ними не разберешься, наконец, затопили его сознание. С одной стороны, он растерялся и сильно расстроился, с другой стороны внутри, очень глубоко, но все же, он чувствовал какое-то ликование, словно сильно испугался, но все обошлось. Асакура обернулся к своему другу с речью о своих эмоциях, но тот быстро строчил что-то на телефоне.
- Что ты делаешь? – спросил Йо.
- Ничего, - Рен убрал мобильный в карман, успев отправить Хоро смс в духе «Копи деньги, салага! Только что видели Хао с Анной в ТЦ, уже шмотки ей покупает!», и начал толкать друга дальше. – Пока не купим здесь хоть одну вещь, я тебя не выпущу, так что займи свой крохотный мозг этим.
Асакура вздохнул, точно зная, что так оно и будет, и, стараясь думать только об этом, снова начал перебирать вешалки.
Ну, встретил, и что? Рен прав, это неизбежно. Но Хао словно… Будто…
- Осмысленней взгляд, Асакура!
Верно. Хватит думать об этом.
Через полчаса мучений, Йо вышел из примерочной и с надеждой глянул на друга. Ренни склонил голову к правому плечу, затем к левому, оценивающе погладил подбородок пальцами, заставил друга покружиться и, развалившись в кресле, глубоко задумался.
- Плохо? – осторожно спросил Йо, мельком глядя на себя в зеркало. – Или хорошо?..
- Черный цвет, конечно, непривычно на тебе видеть, - проговорил Тао, еще раз оглядывая широкие черные джинсы и безрукавку, открывающую жилистые руки музыканта. – Но поздравляю! Ты и эти тряпки нашли друг друга!
- Слава Богам… - выдохнул Асакура.
- Но майку лучше белую.
Йо вымученно посмотрел на друга.
- Хорошо, сам схожу. Снимай, - решил Рен, вставая.
Парень стянул с себя вещь, отдал ее китайцу и послушно остался ждать, пока он поменяет ее на такую же, но другого цвета. Неужели этот кошмар скоро закончится?
- Пошли, - скомандовал вернувшийся Ренни. – У нас еще куча магазинов впереди!
- За что?.. – простонал музыкант.
- А ты думал в одних джинсах и майке все время ходить?
- Но я же…
- Однофигенственно, - перебил Тао. – Бегом в следующий магазин!
Йо послушно пошел дальше, а Рен остановился и взглянул на экран телефона, почувствовав вибрацию в кармане.
Сам копи, остряк! Он мне только что прислал смску с мольбой о спасении своей драгоценной шкурки!

POV Йо

Когда я смог отвязаться от этого ценителя японской литературы и китайской кухни, и по совместительству моего лучшего друга, я бегом побежал домой, путаясь в многочисленных пакетах. Ощущение такое, что Ренни доволен больше, чем я. Главное, я это пережил, а значит, на пару лет можно забыть. Хотя, это я, конечно, преувеличил, но основной смысл в том, что о торговых центрах можно забыть пока надолго. Уверен, все эти вещи не поместятся в мой шкаф. Главное, что Рен не решил, что мне нужен новый.
Дома меня встретила мама и, умиляясь, начала упрашивать перемерить все, что мы смогли накупить. Пришлось выполнять, потому что эта коварная женщина прибегла к шантажу – сказала, что к столу не пустит, пока не покажу. И все-таки я остался доволен: если маме понравилось, значит, я не безнадежен.
Думал, что после ужина запрусь в своей комнате и вырублюсь, как сгоревшая лампочка, но в мою дурную голову пришла идея куда лучше. Чем дольше я буду оттягивать разговор с Анной, тем ближе к ней будет подбираться Хао. Так что медлить нельзя, итак слишком затянул – они уже вместе по торговым центрам гуляют. Вспоминаю, что я сам с ней так не ходил никуда: то она отказывалась, и мы просто смотрели сериалы по телеку весь вечер, то я не хотел идти, и вытаскивал ее на обычную прогулку.
Ноги на автомате донесли меня до ее дома. Пожалуй, даже если я буду очень сильно пьян или на грани смерти, именно эту дорогу я и выберу, потому что для меня ее улица, это как Рим – все дороги к ней ведут. Я толком не придумал, о чем с ней буду говорить, но главное сделать первый шаг, а дальше уж как пойдет. Надеюсь, дверь откроет ее мама – я ей очень нравлюсь, и вряд ли так когда-нибудь понравится Хао.
Но мне не повезло. Дверь открыла сама Анна и без удивления взглянула на меня, словно я предупредил ее по телефону.
- Привет. Поговорим? – спросил я.
- О чем?
- Пустишь меня в дом? – не без удивления поинтересовался я.
Она отступила, пропуская меня, и я сразу прошел на кухню – я знаю этот дом не хуже своего. Тут, разумеется, ничего не изменилось, но я зачем-то глубоко вдохнул. Наверное, рассчитывал почуять одеколон Хао, но ничего подобного.
- Так о чем ты хотел поговорить? – достаточно дружелюбно поинтересовалась Анна, садясь за стол.
- О нас, - выдохнул я. Внутри все сжалось. – Мне не верится, что все вот так кончится.
- А как должно, чтобы ты поверил?
Такой ответ поставил меня в тупик. Не понимаю, что с ней произошло.
- Мы четыре года были вместе. Ты хочешь сказать, это совсем ничего не значит?
- Мы были детьми, Йо. А теперь мы выросли. Пора что-то менять.
Я долго смотрел на нее, не веря своим ушам. Нет, я согласен, иногда это просто необходимо, но не людей же! Как можно менять людей, словно вещи? Мне вдруг стало так обидно и горько. А еще противно.
- Я понял. Только один вопрос
- Задавай, - пожала она плечами.
- Когда он так же решит, что пора менять тебя, ты будешь помнить о том, что я с этим не согласен?
Мне неважно было слышать ответ. Я сам не знаю, почему захотел ударить ее словами. Моя жизнь уже давно превратилась в ее жизнь и наоборот, а я никак не мог понять, как может быть иначе. Понимая, что этой фразой я сделал только хуже, я просто вернулся в коридор, обулся и вышел, закрыв за собой дверь. А может, она что-то для себя поймет. Хотя, это же Анна.
Я остановился у ее дома, когда вышел со двора, и закрыл глаза ладонью, стараясь успокоиться и понять, что делать дальше. Я даже не был уверен, что хочу ее возвращать. Если бы она сказала что-то вроде: «Мне было хорошо с тобой, но…» или «Сердцу не прикажешь…» я бы еще понял. Но менять? Этого я понять не могу. Я уже собирался пойти домой и лечь спать, чтобы поскорее забыть об этом, но на развороте налетел на кого-то и уронил наушники.
- Прости, - услышал я и замер, боясь поднять голову.
Хао поднял мой девайс и протянул его мне. В одной руке он держал бумажный пакет, у ноги стоял еще один, который он опустил, чтобы подобрать мой вечный аксессуар.
- Ты точно меня преследуешь, - буркнул я, забирая наушники и возвращая их на голову.
- Кто знает, - усмехнулся он, а я рискнул поднять взгляд.
- Даже не буду спрашивать, куда ты. Прошу, - я повел руками к воротам дома Анны и, обойдя Хао, пошел в совершенно другую от своего дома сторону. Главное, уйти поскорее.
- Подожди, - окликнул он меня.
Я развернулся, закатив глаза к нему. Присосался, как пиявка.
- Терпеть не может, когда в дверь звонят, а не стучатся, пьет только зеленый чай, ненавидит, когда ее называют «солнышко, деточка, лапочка». Это все? – спросил я.
- Вообще-то, - осторожно начал он, поднимая с земли пакет. – Я не к ней. Я к своему дому шел.
- Серьезно, что ли? – с сарказмом спросил я.
- Да, - Хао кивнул на пакеты. – Я только переехал, вот, ремонт делаю.
Я несколько секунд смотрел на него, а затем подошел и внаглую заглянул в сумку. Да, вряд ли он к Анне с гвоздями и клеем. А может он к ней? Заколотит двери, смажет косяки клеем, и кричи, сколько хочешь? Даже мне подобные мысли показались полным бредом жертвы нетрезвой акушерки.
- Убедился?
- Мне все равно, - сказал я, хотя не до конца чувствовал, что это правда. – Не хочу больше иметь с вами ничего общего.
- Ты разговаривал с ней?
- Да, - не знаю, почему решил пооткровенничать с ним.
- Оу, - кашлянул он. – Пойдем, я кое-что тебе объясню.
- А оно мне надо?
- Пойдем. Выпьешь чего-нибудь, поговорим, успокоишься, а потом иди куда хочешь. Чего ты теряешь?
Я закусил губу, думая. Надо бы уходить и не смотреть больше в его сторону, но идти сейчас домой или бесцельно бродить по улицам мне совершенно не хотелось. Сейчас мне надо с кем-то поговорить. И даже интересно, что он собрался мне объяснять. Взвесив все «за» и «против», я решил, что действительно ничего не теряю, кроме самолюбия. Но у меня его и так немного. А все нервы я себе уже истрепал.
- Хорошо, - вздохнул я, забирая у него из рук тяжелый пакет. – Давай помогу.
Удивление на его лице быстро сменилось спокойствием. Понять не могу, как он тащит такие тяжелые сумки один. От одного пакета, конечно, грыжа не вывалится, но от двух точно можно будет в мюзикл по профилю подаваться. Мы прошли всего два дома, и Хао свернул, свободной рукой пытаясь найти ключи в кармане.
- Подожди, - опешил я. – Так ты здесь живешь?
- Ага, - кивнул он и толкнул дверь ногой, прокрутив ключ. – Я же говорил, что мы познакомились неделю назад. Я только переехал. До этого жил в другом районе, в Набуру.
Я вошел следом за ним и поставил пакет на пол в прихожей. Дом совершенно новый, еще все пустое, только в одной из комнат я увидел нагромождения из коробок и свертков. Вот оно что…
- Заходи, - позвал он. – И не разувайся, все равно весь пол в опилках.
Я закрыл дверь, стянул с себя зеленый плащ и прошел за ним. Кухня уже была в достаточно порядочном виде, разве что не все до конца расставлено по полкам, и на окнах никаких занавесок или штор. Он словно очень редко бывает дома, поэтому подключены только один чайник и микроволновка с холодильником.
- Почему ты переехал? – спросил я, вешая пальто на спинку стула.
- Колледж ближе, да и дом меньше. Мои родители уехали жить в Токио, а я остался учиться.
- То есть, ты еще и один живешь? – не поверил я.
- Да, - кивнул он, ставя чайник. – Пока неплохо, но самому непривычно.
Я ничего не ответил, не зная, как продолжить эту тему. Сев на стул, я подтянул одну ногу к груди и начал разглядывать стены, лишь бы не смотреть на него.
- Ты, стало быть, неподалеку живешь? – начал он, что-то делая у стола.
Звенели чашки, какие-то банки.
- Неподалеку, - эхом отозвался я, соглашаясь.
Еще через минуту он поставил передо мной кружку, и я повернул голову. Черный кофе с молоком. Я на автомате сразу сделал глоток, проверяя сахар, но он даже с этим угадал.
- Ты не экстрасенс? – поинтересовался я, снова делая глоток.
- Нет, я просто наблюдательный. Когда Анна пришла ко мне знакомиться, типа новый сосед и все-такое, она заварила такой. Я не пью кофе с молоком, а она извинилась и сказала, что на автомате заварила. Я только угадал, что так она заваривала тебе.
Я чуть не выплюнул кофе обратно, но сдержался и проглотил. Если честно, мне хотелось поговорить о чем угодно, пусть даже с ним, но только не о ней. Хочу выкинуть Анну из головы вместе с ее последними словами.
Он сел напротив, и я заметил, что себе он кофе действительно не разбавил, поэтому горячий напиток пить не спешил.
- Ну, - убрав длинные волосы на плечо, он посмотрел на меня. – Разговор, я так понимаю, прошел не очень удачно?
- Экстрасенс, все-таки, - усмехнулся я.
- Печально.
- Ой, вот только не надо говорить мне, что эта ситуация тебе не нравится, - разозлился я, покачивая кружкой, чтобы напиток переливался от одной стенки к другой. – Как будто твое самолюбие не тешит это.
- Как может тешить самолюбие тот факт, что кого-то променяли на меня?
Я кинул на него быстрый взгляд. Поверить ушам не могу.
- Хотя, - продолжил он. – Я же такой классный.
Было бы тут что-нибудь, что можно было бы кинуть в него, я бы это сделал. Но искренний смех в его глазах постудил мой пыл. Видимо, по моему выражению лица он понял, что это как раз уточнять было необязательно.
- Давно вы вместе?
- Четыре года.
Я усмехнулся, когда он, выругавшись от удивления, закрыл себе рот рукой. Сам знаю, что нечасто такое встретишь.
- Ну и дура, - протянул он, качая головой.
Я все-таки поперхнулся кофе.
- Если ты думаешь, что она от тебя отступится, ты ошибаешься, - признался я. В первую очередь себе. – Она очень целеустремленная.
- Факт того, что дура, это не отменяет. А я тоже упертый. Телец, - с гордостью произнес он, осторожно отпивая кофе.
- Я тоже телец, но что-то не чувствую в себе упертости, - грустно сказал я.
- Значит, это просто не то, что нужно тебе.
- Погоди, так я не понял, - решился уточнить я. Уж лучше знать все, что догадками себя добивать. – Так вы вместе или нет?
- Нет. Мы только познакомились, несколько раз гуляли, один раз она заходила в гости.
- А в торговом центре?
- Целенаправленно ходили, - подтвердил он. – Просто гуляли.
- По магазинам? – улыбнулся я.
- Она же девушка, - пожал он плечами, усмехаясь. – У них своя атмосфера.
- Но я же просил тебя держаться от нее подальше.
- И что? Она мне просто знакомая. Если ты мне с Хоро запретишь общаться, я тоже должен буду слушать? – насмешливо спросил он. – Я, конечно, круто попал между вами, но я давно не в том возрасте, чтобы переживать эти подростковые драмы.
- Да ты не старше меня!
- Вот и задумайся, надо ли тебе это.
Я закусил губу и действительно постарался задуматься. Получалось, как обычно, плохо.
- И она не нравится тебе? – не поверил я.
- Она симпатичная, но не в моем вкусе. Знаешь, тебе надо меньше переживать по этому поводу. Все что ни делается, все к лучшему, верно?
- Верно, - согласился я.
- Вот и отлично, - он встал, чтобы достать что-то из полки, а я заметил на его ремне красный плеер.
- Починил?
- Что? – Хао убрал за ухо длинные волосы и проследил за моим взглядом. – Нет, ношу по привычке.
- Дай-ка мне его, - я протянул руку.
Он отстегнул плеер от ремня и вложил его мне в ладонь. Я, стянув наушники с головы, достал из мягкого ободка булавку, которую всегда ношу с собой, и быстро перезагрузил устройство. Так и знал, просто завис.
- Держи, - я протянул плеер обратно владельцу экраном вперед, чтобы он увидел, что все работает.
Хао удивленно дернул бровью.
- Спасибо, третий раз мне уже помогаешь.
- Ничего не могу с собой поделать. Скверная привычка. Что ж, спасибо за кофе, - я встал, взял пальто со спинки стула. – Удачного ремонта.
Бежать-бежать-бежать!
- Подожди.
А-а, ну почему вот так всегда?! И почему я всегда останавливаюсь?
- Давай я тебя провожу, - предложил он.
- Мне разбили сердце, а не ноги. Я дойду, - заверил я и, быстро проскочив коридор, шмыгнул за дверь.
Налево или направо? Налево.
Только оказавшись дома, я позволил себе расслабиться и трезво оценить свой поступок. Что ж, сбежал, будем называть вещи своими именами. Этого парня явно становится слишком много в моей жизни, но что еще хуже – слишком много в моих мыслях. Какое ему вообще дело до меня? А мне до него? Все эти его объяснения только больше меня расстроили, потому что я не мог больше винить его или разочаровываться в ком-то, кроме судьбинушки моей нелегкой и Анны. Все, с этого дня «одиночный закон». Никаких Анн, Хао, мыслей и прочего бреда. Мама права, лучше бы учился.
Продолжение
запись создана: 11.11.2013 в 14:53

@темы: Рен Тао, Йо Асакура, Shaman King, Хао Асакура, Хорокей Юсуи, фанфик